О компании

Компания «Арт Пикчерс» (Art Pictures) основана в 1992 году Федором Бондарчуком и Степаном Михалковым.

В 2002 году компания начала заниматься кинопроизводством. Первыми лентами, созданными «Арт Пикчерс» совместно со студиями «Слово» и «Non-stop Production» стали: «В движении» Филиппа Янковского и «Дневник камикадзе» Дмитрия Месхиева. В 2005 году на экраны страны вышел полнометражный режиссерский дебют Федора Бондарчука «9 рота», ставший лидером отечественного кинопроката и собравший целый урожай призов, а в 2006 году картина «9 рота» была выдвинута Россией на соискание премии американской киноакадемии «Оскар».

В 2006 году «Арт Пикчерс» приобрел статус кинокомпании и получил название «Арт Пикчерс Студия» (Art Pictures Studio). Первым самостоятельным опытом компании в кинопроизводстве стал фильм Резо Гигинеишвили «Жара» - самый рентабельный кинопроект года. В 2009 году «Арт Пикчерс Студия» выпустила «Обитаемый остров», совокупный бюджет картины, состоящей из двух полнометражных фильмов, - свыше $36 млн. «Обитаемый остров» вошел в десятку самых кассовых фильмов в истории российского проката и получил ряд премий в области кино.

В 2009 году Федор Бондарчук и Дмитрий Рудовский создали дистрибуционную компанию «Арт Пикчерс Медиа» (Art Pictures Media). Компания выступила в качестве дистрибьютора таких зарубежных фильмов, как «Гениальный папа», «Одноклассники по-итальянски» и «Монах»; отечественных – мультфильм «Элька», мелодрама «Зона турбулентности». На сегодняшний день в каталоге «Арт Пикчерс Медиа» более 30 картин разных жанров.

В 2010 году был выпущен психологический триллер «Фобос. Клуб страха», который признан лучшим отечественным фильмом жанра хоррор на первой ежегодной российской премии в жанре ужасов 2010. Также в 2010 году «Арт Пикчерс Студия» совместно с «Централ Партнершип» начало производство романтической комедии «Два дня», а с компанией «Кинослово» - фильма «Духless. Конец гламура». В ближайших производственных планах «Арт Пикчерс Студии» - комедия «Одноклассники.ru», детектив «The Winter Queen» - экранизация романа-бестселлера «Азазель» Бориса Акунина и военно-историческая драма «Сталинград».

Лучшие работы

"9 рота"

"Обитаемый остров"

"Два дня"

Рудовский Дмитрий Олегович

Продюсер и соучредитель компании «Арт Пикчерс Студия»

Родился 4 декабря 1962 года в Москве. В 1986 году окончил испанское отделение Московского государственного педагогического института иностранных языков (МГПИИЯ) им. Мориса Тореза, затем - Высшие курсы сценаристов и режиссеров (мастерская Андрея Торстенсена и Олега Корвякова). Работал редактором Главного управления внешних сношений (ГУВС) Гостелерадио СССР; журналистом АПН в редакции стран Латинской Америки; редактором отдела стран Азии, Африки и Латинской Америки Дирекции международных связей ВГТРК; режиссером программы «Клуб кинопутешественников»; выпускающим режиссером ТО «Новая студия»; режиссером программы «Империя зрелищ» (корпорация «Овация», НТВ); режиссером Студии научно-популярных и просветительских программ РГТРК «Останкино»; режиссером и сценаристом программы «Я – телохранитель» (НТВ); режиссером спецпроектов «Ассоциации спутникового телевидения»; генеральным продюсером ТРВК «Московия». С 2004 года - генеральный директор компании «Арт Пикчерс Студия». В 2009 году Дмитрий Рудовский создал дистрибуционную компанию «Арт Пикчерс Медиа» (Art Pictures Media), которая занимается кинотеатральной, телевизионной и DVD-дистрибуцией фильмов «Арт Пикчерс Студии», а также картин независимых западных студий. Дмитрий Рудовский – продюсер таких фильмов, как «Сталинград», «ДухLess. Конец гламура», «Два дня», «Фобос. Клуб страха», «Обитаемый остров», «Обитаемый остров. Схватка», «Элька», «Жара», «9 рота».

«Я — ЧЕЛОВЕК, СМЕШИВАЮЩИЙ КРАСКИ»

- Дмитрий, говорят, Вы считаете, что российский зритель не любит своё же — российское — кино. Это правда?

- Дело в том, что у российской аудитории коллективно сформировался определенный скепсис в отношении российского кино. И это я вежливые слова подбираю. Принято считать, что российское кино плохое, даже если выходит десяток-другой приличных картин в течение года – на это так же «принято» не обращать внимание. А вот обращать внимание на неудачи – тоже «принято»... В обществе есть мнение, что российского кино не существует, что оно в упадке, ничего хорошего не снимается и так далее. То есть может выйти: и «Брестская крепость», и «Кандагар» и «О чём говорят мужчины?», и «Шамаханская царица», и «Ёлки», «2 дня». Они могут собрать по 20-30 миллионов, но в потоке критики их никто не захочет замечать. Потому что считается, что хорошего российского кино не бывает. Ещё Александр Сергеевич Пушкин говорил: «Для нас, для русских - чем хуже, тем лучше». Ещё в институте я использовал эту фразу в качестве эпиграфа к курсовой работе. Это было 20 лет назад. С тех пор — ничего не изменилось.

- Просто у русского человека такая психология — он скорее готов расстаться со своей единственной коровой, чем позволить, чтобы у соседа было две...

- Ну, наверное, да. Поэтому мы сознательно никогда не спорим с такими критиками, которые вечно всем недовольны.

- Тем, что Вы «Сталинград» хотели в 3D снимать — тоже недовольны...

- А никому это не интересно, на самом деле, что 3D из развлекательного формата постепенно переходит и в серьезные фильмы. Ярким примером стал Берлинский кинофестиваль, где половина конкурсных работ была в 3D. 3D всего лишь дает нам реальность бОльшую чем та, которую дает нам двухмерное изображение. Так можно сравнить чтение книги и просмотр фильма. Книга возбуждает фантазию, но достаточно абстрактно. Кино — более богато выразительными средствами. Кино дает больше информации зрителю, поэтому кто-то перестает читать книги и смотрит только кино. Сейчас даже в интернете появилась тенденция, когда люди предпочитают вставлять в блоги ссылки на видео, а не писать тексты.

- А Вы действительно считаете, что 3D скоро полностью заменит обычное и кино и что это — нормальный процесс? Кажется, Вы говорили такое в одном из интервью.

- На самом деле, чем дешевле будет процесс производства такого кино, тем скорее это произойдет. Когда мы изучали вопрос возможности съемок «Сталинграда» в 3D, мы связывались с большими студиями и изучали опыт наших коллег. Они говорили нам, что с каждым годом 3D становится все проще в производстве и дешевле. Сейчас одну установку для стереосъёмок обслуживают уже 2 человека, а не 6. Это приводит к уменьшению съемочного периода, уменьшает человеческие и финансовые затраты. Соответственно, 3D себе могут позволить уже гораздо больше студий. Некоторые фильмы, например, ужасы — скоро сложно будет представить себе не в 3D...

- То есть, это как цветное кино пришло на смену черно-белому?

- Как объемное звучание пришло на смену монозвуку. Сейчас же никто не восхищается этим и не пишет на афишах: «Смотрите в DOLBY, цветной, звуковой». То же самое произойдет и с 3D. Другое дело, что два формата вполне могут сосуществовать, и они уже сосуществуют. Мы видим, что люди выбирают между форматами. Сегодня более молодое поколение голосует за объемный формат, а люди, выросшие на классическом варианте плоского изображения, которые беспокоятся за зрение, за здоровье, выбирают знакомый вариант.

- Я смотрю, Вы сильно не любите блогеров. Помните, что было с последним фильмом Михалкова? Не боитесь, что Ваш «Сталинград» будут так же критиковать в интернете?

- Да его уже критикуют. И прав Никита Сергеевич, который в одном из интервью сказал, что по хронологии событий «Предстояние» стали ругать еще за полгода до выхода его на экраны. И мне кажется, что это некое сведение счетов определенной части электората с существующей властью. То есть художник, приближенный к власти и имеющий определенные бонусы от этого, получает по полной, как люди, которые ездят в машинах с мигалками получают за эти мигалки. Это не имеет отношения к искусству, и Михалков не стал из-за этого плохим режиссером. Сегодня блогосфера оккупирована протестной частью электората, так как это единственный вид инфоресурсов, неподконтрольный власти.

- Вы сейчас сказали фразу «художник, приближенный к власти». Я смотрю, у Вас в кабинете тоже есть фото вашего партнера Федора Бондарчука с Владимиром Владимировичем. Работая в такой компании, Вы себя тоже считаете «художником, приближенным к власти»?

- Ну, во-первых, я не художник. Я — обслуживающий художника. Я — человек, смешивающий краски, который, наверное, менее важен, чем тот, который этими красками пользуется. Кроме того, у меня существуют разногласия с существующим устройством государства с точки зрения неблагоприятного инвестиционного климата, несовершенства налоговой системы, бюрократии и так далее. Это те проблемы, с которыми сама власть не может бороться, а мы просто обязаны реагировать на это. Естественно, в организационной плоскости проблем гораздо больше. Фёдор, конечно же, гораздо ближе к власти, чем я. Но меньше ли от этого у него проблем?

- То есть, если я сейчас спрошу Вас, помогает ли близость к власти делать хорошее кино, Вы ответите «нет»?

- Более того - усложняет задачу. Когда Фёдор поднял в «Обитаемом острове» серьезные вопросы, касающиеся отношений власти и общества, ему это не простили. Причем не простила именно блогосфера. Вот если бы он снял что-то вроде «Первого мстителя», «Зеленого шершня», «Зеленого фонаря» или еще чего-нибудь зеленого, а не остросоциальное произведение, тогда было бы другое дело.

- Какой помощи Вы тогда ждете от Ассоциации продюсеров кино и телевидения, куда вступила Ваша компания?

- С момента создания компании с Федором и нашим третьим партнером - Степаном Михалковым, который сейчас просто ушел в другой бизнес, мы планировали заниматься кино системно, а не просто снимать «киношку» для удовлетворения собственного тщеславия. Мы хотели построить правильную модель кинопроизводства, которая существует в некоторых других странах. Не зависеть от власти, от господдержек, и так далее. Нужны прокатные компании, которые могут позволить себе предлагать продюсерам хорошие условия. Должны быть продюсеры, которые знают, что есть рынок c нормальными взаимоотношениями, который будет заинтересован в их продукте. И несколько лет назад мы предлагали вообще отказаться от господдержки в области производства, а перевести ее в область кинопоказа. Чтобы было много копий, чтобы была возможность вставать любыми форматами в кинотеатры. Должны быть, например, премиальные за посещаемость. Допустим, фильм собрал 5-миллионую аудиторию. Премия должна составить - условно доллар за одного. То есть 5 миллионов долларов получи обратно. Собрал 100 тысяч зрителей - получи 100 тысяч.

- Если такое произойдет, Вас же сразу назовут «охотниками за головами»...

- Да без проблем. Это уже делают французы. У англичан более оригинальная система - у них телефонные операторы выкупают объем билетов на национальное кино у кинотеатров. И распределяют между абонентами в виде бонусов. Кроме того, мы понимаем, что для кино нужны кинотеатры, куда ходят люди. Нужно дотировать не кино, а строительство новых кинотеатров, что сейчас и происходит… Когда 60% населения страны лишено доступа к кинотеатрам, что говорить о том, что кино может куда-то развиваться? Оно развивается непропорционально. В результате мы осознанно или нет создаем кино для населения Москвы и Питера.

- То есть «Весна на Заречной улице» сейчас появиться не может?

- Ну, в общем, да. Кто сегодня ее будет смотреть? В «миллионниках» будут смотреть голливудское кино, а в тех городах, где живет население, которому это интересно, нет кинотеатров. Сделать такое кино можно, если мы снимем телемуви. А телемуви все ругают, потому что слишком прост этот формат. Но в том-то и фишка - он доходит до глубинки через телевизор. А для телевизора нельзя снять дорогое кино, оно не окупится. Есть экономика, и мы от неё никуда не уйдем. Да и кинопрокатчики не возьмут кино про глубинку в широкий прокат.

- Вы постоянно критикуете кинопрокатчиков...

- Естественно, сваливать все на прокатчиков невозможно. Должны быть комплексные усилия кинотеатров, прокатчиков, продюсеров для того, чтобы доводить продукт до зрителей.

- Вы часто говорите, что нашему кино не хватает красивой упаковки. Но, судя по Вашим проектам, Вы как раз уделяете этому много внимания.

- Да, маркетинг в кинопроизводстве значит едва ли не столько же, сколько и само кино. Когда люди рассказывают, что хорошие вещи рекламировать не надо, то они обычно рекламируют какое-нибудь... Всё это - лукавство чистой воды. Имела бы «Меланхолия» Триера, выпущенная на 100 копиях, такой успех, если бы не мощная рекламная поддержка по всему миру? Без неё пробиться через 10-12 релизов в неделю просто невозможно. Либо мы этим занимаемся, либо идем заниматься чем-нибудь другим, правильно?

- У меня такое ощущение, что с рекламой или без неё, но российское кино всё равно нигде в мире не ждут. Вы согласны с этим?

- Нет. Хорошее кино ждут везде и всегда. Наша компания занимается международной дистрибуцией с 2008 года. И мы столкнулись с большим интересом к хорошему кино. «9 рота», например, продавалась, продается, и будет продаваться еще немыслимое количество лет. Следующим шагом был «Обитаемый остров», который мы спромотировали на американском кинорынке как крупнобюджетное кино с большим количеством спецэффектов. И у нас количество желающих приобрести картину превысило даже самые радужные ожидания. У нас было три толстенных тетради с подколотыми визитками по поводу прав приобретения. Но есть проблема. Проблема в том, что мы говорим на русском языке, которым пользуется лишь 300 миллионов человек во всем мире. Из них 200 миллионов живут достаточно компактно, остальные распределены такими диаспорами, которые, все равно серьёзным рынком быть не могут. Потому что дистрибьюторы работают целиком на страну. Однако сейчас, с развитием цифровых технологий, мы можем сегментированно выходить на русскоязычный рынок в других странах. Кроме того, есть проблема с дубляжом. Когда мы планируем съемку какой-то картины, мы сразу думаем, как это будет звучать на английском. Вы скажете, что у нас всегда отлично дублировали американские, английские, французские картины, но у нас есть гигантская, по сравнению с другими странами, армия актеров, умеющих работать за кадром. Это - мастера своего дела, они иногда дублируют лучше, чем звучит сама картина. Бывают, конечно, провалы на уровне перевода, но в целом иногда поражаешься, как тот же Жан Маре звучит по-русски. Когда я в первый раз услышал его интервью в оригинале, я был страшно разочарован, потому что у этого мужественного на вид человека оказался писклявый тонкий голосок. Мы сами попробовали дублировать трейлер «Обитаемого острова» для международных продаж. Дублировали англичане. Когда мы послушали, звучало это за гранью добра и зла. То, от чего все были в восторге с субтитрами, даже не понимая русского языка, вдруг превратилось в какую-то пародию. Её можно было целиком ставить в «Большую разницу».

- Ну смотрели же наш фильм «Москва слезам не верит» во всем мире — и ничего...

- Да, «Москва слезам не верит». А ещё - немецкий фильм «Жизнь других». Весьма аскетичный, скупой в выразительных средствах, с гениальной игрой актеров, по сумасшедшему сценарию. 80 миллионов мировых сборов. Стали ли от этого немецкие фильмы чаще выходить в прокат в мире? Нет, это отдельный успех. И такие отдельные успехи будут во всех странах, но потеснить «Пиратов Карибского моря» или «Трансформеров» они не смогут. По крайней мере, до тех пор, пока герои не заговорят на одном английском языке. Возвращаясь к вопросу о задачах Ассоциации. Ассоциация нам нужна, чтобы вести диалог власти и бизнеса на одном языке по поводу изменения законодательства в области налогообложения. Все призывают развивать Сколково, привлекать инновационные технологии. Но давайте посмотрим, что сделал Джеймс Кэмерон - один маленький человек снял популярный фильм в 3D. Ну конечно, что здесь инновационного? Но сразу же стала развиваться промышленность, появились 3D-телевизоры, соответствующее кинооборудование, рабочие места... Совершенствование этих технологий требует более серьезных исследований. Это и есть инновация. Разве не так? Она начинает охватывать разные слои общества, культуры и бизнеса... Приходишь в московский планетарий, а там уже зал есть, где маленького принца показывают в очках, с полетом по планетам и так далее. Например, когда мы изучали вопрос съемок «Сталинграда» в 3D, ездили в Соединенные Штаты на студию, где снимают учебные фильмы для Пентагона в 3D. Посмотрели что это такое, и поняли, что, конечно, ни один человек, который смотрит это, не заснет как во время чтения какой-нибудь скучной лекции о «развертывании подразделения быстрого реагирования на Ближнем Востоке в условиях повышенной видимости, где не спрячешься за холмик». Вы даже не представляете, насколько человека увлекает то, что происходит на экране. Подобные кинолаборатории — это ведь такие же инновационные технопарки...

- Как Ваш «Главкино»?

- Только без льгот. Вся поддержка заключалась лишь в том, что компания получила кредит от ВТБ под 10% на 12 лет. Это - максимально возможная льгота, которую можно было получить от государства.

- Вы в курсе, что Ваш проект «Главкино» много критикуют за то, что непонятно куда вкладываются большие деньги?

- Такое ощущение, что кто-то нас воспринимает, как трех мужиков, которые раньше рубили избы, а потом говорят: «А сделаем-ка мы студию. Нет же других студий, ни «Мосфильма», ни «Горького», например». И пошли они к Путину или Медведеву и сказали: «А дай-ка ты нам, Анатольевич, или Владимирович, бабла, мы его сейчас распилим, построим никому не нужные площади». Это когда-то, когда вокруг «Мосфильма» ничего не было, можно было снимать битву на Чудском озере, как это делал Эйзенштейн. Сегодня это невозможно. Мы ставим декорацию, где у нас должен работать кран, а у крана должен быть для движения стрелы еще 6 метров запас. И возникает проблема, что таких площадей не хватает.

- Но лично Вы уже вышли из этого проекта?

- Да, зато в проект зашел Константин Львович Эрнст. У него 16% акций. Он приведет с собой загрузку для студии. Она изначально планировалась как смешанная кино- и телестудия. В момент кризиса была серьезная коррекция в сторону телевидения, сейчас где-то 70 на 30 в пользу кино.

- А откуда появилось название «Главкино»? Хотите сразу показать всем, кто главный?

- Мы хотели провести - пусть и призрачную, но все-таки - ниточку в прошлое и связать позавчерашний кинематограф с сегодняшним, потому что вчерашнего не было.

Контакты

Россия, г. Москва, ул. Мосфильмовская, д.1, Киностудия «Мосфильм»

тел./факс: +7 (499) 143-49-04, 143-49-44, 143-35-14

E-mail: company@art-pictures.ru

Web: www.art-pictures.ru

 

Фотогалерея