О компании

Компания «Нон-Стоп Продакшн», созданная в 2005-м году, принадлежит продюсерам Александру Роднянскому и Сергею Мелькумову и является одним из лидеров отечественного кинопроизводства и одной из 10 компаний-мейджеров на российском рынке, проекты которой поддерживает государство и финансирует «Фонд кино».
Сегодня под брендом «Нон-Стоп Продакшн» производится и авторское фестивальное кино, и жанровые высокобюджетные картины для массового зрителя, и качественные телевизионные сериалы,обладающие художественной ценностью.
В 2011-м году три картины «Нон-Стоп Продакшн» представляли Россию на крупнейших международных кинофестивалях: «В субботу» Александра Миндадзе (в основном конкурсе МКФ в Берлине), «Я тебя люблю» Павла Костомарова и Александра Расторгуева (на МКФ в Роттердаме), «Елена» Андрея Звягинцева (специальный приз жюри конкурсной программы «Особый взгляд» 64-го МКФ в Канне).Продюсерский союз Роднянского и Мелькумова известен в России такими картинами как «9 рота» и «Обитаемый остров» Федора Бондарчука, входящими в рейтинг самых кассовых фильмов в российском прокате.
В 2011-2012-м годах на телеканале «Россия 1» были показаны телевизионный многосерийный фильмы «Достоевский» режиссера Владимира Хотиненко и «Белая гвардия» режиссера Сергея Снежкина по роману Михаила Булгакова.
1 августа 2012 года завершились съемки нового фильм Федора Бондарчука – масштабной военной драмы «Сталинград», снятой в технологии 3D . В стадии развития – новый проект Андрея Звягинцева – современный эпос «Левиафан». К запуску готовится телевизионный сериал «Степан Разин» по заказу телеканала «Россия 1».

Лучшие работы

"Тот, кто гасит свет"

"Волшебник"

"18-14"

Мелькумов Сергей Георгиевич

Продюсер, основатель кинокомпании «Нон-стоп продакшн»

Родился в 1962-м году. В 1983-м году закончил Бакинскую Политехническую школу.
Является соучредителем (совместно с В. Глуховым и Е. Яцурой)продюсерской компании «СЛОВО», основанной в 1992 году. В 2005 году основал кинокомпанию «Нон-стоп Продакшн». Продюсер нескольких десятков фильмов и сериалов, среди которых – самый популярный в России сериал «Убойная сила» и самый рейтинговый - «Диверсант». Продюсер фильма «9 рота» Федора Бондарчука, «В движении» Филиппа Янковского, «Богиня: как я полюбила» Ренаты Литвиновой, «Свои» Дмитрия Месхиева. Продюсер сериалов: «Белая гвардия», (2011, режиссер С. Снежкин), совместно с А. Роднянским; «Достоевский» (2010, режиссер В. Хотиненко), совместно с С. Шумаковым; «Ленинград» (2007, режиссер А. Буравский).
 С 2006 года преподает в Санкт-Петербургском Государственном Университете кино и телевидения на кафедре продюсирования кино и ТВ.
 

«МЫ ВСЕ – КИНЕМАТОГРАФИСТЫ»

Основатель кинокомпании «Нон-стоп продакшн» — о немцах в Киеве, об образовательной функции кинематографа и финансовых мыльных пузырях

- Сергей, Ваши фильмы в первую очередь воспитывают зрителя или развлекают?

- У меня разные картины. Например, «Сталинград» - и воспитывает, и развлекает. С одной стороны, это военная драма. С другой — в фильме используются новые технологии, в частности 3D. Хотя, в идеале они должны быть всего лишь средством выражения, а не аттракционом. В любом случае, зрителя мы попытаемся и развлечь, и рассказать о нашем героическом прошлом.

- Почему решили снимать вместе с иностранцами?

- У нас есть американские специалисты, которые обслуживают оборудование 3D. Что же касается европейских артистов, то у нас задействованы немцы. Я вообще считаю, что немцев должны играть немцы. Главную немецкую роль исполнит Август Диль, замечательный немецкий артист. Есть даже один кореец...

- А кореец-то у Вас откуда?

- Как откуда? Вы разве не в курсе, что в Советском Союзе жило огромное количество корейцев? Вот и в сценарии у нас есть советский кореец из Ростовской области. С реальной историей. Мы попробовали на эту роль корейского артиста. Что в этом плохого? Но, по секрету скажу, пробовать мы начали его поздно, поэтому в фильме у нас будет... великий китайский артист. Китайцы у нас тоже были.  Мы решили на него попробовать корейского артиста, что здесь плохого. Получилось так, что поздно мы все это начали делать и у нас … великий китайский артист. Но у нас китайцы тоже были.

- А где будут проходить съёмки?

- Пока мы это тщательно скрываем, наученные горьким опытом «Обитаемого острова», когда на площадке были толпы зрителей, и кто-то падал со скал. Просто фильмы, к которым имеет отношение Фёдор Бондарчук, всегда вызывают повышенный интерес.

- Какие Ваши проекты вызывают у Вас особенную гордость?

- Я всегда горжусь тем, над чем работаю. Это я без иронии говорю. Конечно же, есть более тяжелые проекты, есть более приоритетные. Сейчас это - «Сталинград», где я отвечаю за производство. В прошлом году мы закончили фильм «Достоевский» для «России». Сейчас в монтаже находится «Белая Гвардия». Серьезный проект с большими отечественными артистами, нет ни одного немецкого...

- Хотя, могли быть, между прочим...

- Кстати, да. Но нам было бы уж очень сложно объяснить современному зрителю, откуда в Киеве немцы. Многие подумали бы, что мы сошли с ума и 1918 год перепутали с 1942-м. Между прочим, именно это и является нашей основной проблемой — сжато суметь рассказать зрителю, что в 1918 году в Киеве делают все эти люди.

- Но о гражданской войне снято вроде бы столько фильмов...

- И до сих пор никто ничего не знает. Вернее, сегодня ничего не знают. 20 лет назад еще знали. Сегодня — нет. Сейчас люди не читают книги, не смотрят фильмы. Причем я не говорю, что это плохо или хорошо – это так есть. Есть интернет, куча новых видов искусства и так далее. И есть сегодня зрители, которые не читали книжку «Белая гвардия». К тому же, это — последнее дело — рассчитывать, что в зале будут только те зрители, которые читали книгу, когда ты её экранизируешь. Если в твоем кино ничего не понимает человек, который не прочел книжку, значит ты так снял кино. Поэтому наша задача – так рассказать историю «Белой гвардии», чтобы было все понятно. А это сложно.

- Все проекты, которые Вы перечислили, в принципе, можно назвать образовательными. Способны ли они хоть в чем-то заменить современным школьникам художественные книги, учебники истории?

- Нет, кино вообще не может заменить ни книгу, ни интернет. Кино может заменить только кино. Или его можно вообще не смотреть, потому что без этого прожить можно. Поход в кинотеатр — всегда в первую очередь аттракцион. Вам нужно для этого встать и куда-то пойти. Я, к сожалению, это редко делаю, в силу занятости, а иногда, может быть, нежелания что-то смотреть. Но заменять кинофильмом даже самую среднюю книжку – нельзя. Поэтому я редко думаю о том, что мы делаем фильмы для того, чтобы кого-то образовывать. Моё счастье заключается в том, что, работая, я делаю то, что хочу. Да, иногда приходится что-то делать, чтобы просто заработать кусок хлеба. Потому что кино у нас не приносит больших доходов, как известно. Телевидение — приносит. Но даже то, что я делаю для телевидения, я делаю с удовольствием. Наверное, мне повезло в жизни, что я работаю с такими каналами, с такими партнерами и так далее. Я — счастливый человек.

- Вы были продюсером «Елены» Андрея Звягинцева. С этим режиссёром Вы готовы работать в убыток? Или Вы всё-таки рассчитывали на коммерческий успех картины?

- Со Звягинцевым просто интересно было работать. Андрей не стоит на месте, и это было понятно, когда мы только начинали. Мне кажется, он снял выдающееся кино. Западные продажи фильма — удачны. Конечно, бюджет фильма был больше. Нам помог Фонд, дай бог ему здоровья. На Каннском фестивале фильм хорошо приняли, в Выборге.

- Как относитесь к критике своих фильмов?

- Я вообще зажигаюсь, когда нас критиковать начинают. Дело в том, что мы все – кинематографисты. Продюсеры, осветители, критики, журналисты, и так далее – мы все кинематографисты. Но порой возникает ощущение, будто для критиков будет лучше, если у нас что-то будет хуже. Мы же все в одной лодке. Зачем топить друг друга? Мне непонятно такое поведение.  Для меня это загадка, честно.

- Нужна ли российскому кино государственная финансовая поддержка?

- Всегда нужна! Кто же от нее откажется?

- А кого нужно поддерживать?

- Я не знаю. Процесс структурирования государственной поддержки мы начали от безысходности, поскольку в какой-то год, ни одна из 5-8 крупнейших компаний, которые работают на рынке по 25 лет, не получила от государства ни копейки. Сельянов не получил на Балабанова, который заведомо убыточен. Мы не получили еще на что-то. Ничего не получили Толстунов, Чильянц... И мы решили выяснить, а кто же получил? Пришли в «Госкино», спросили уважаемых наших руководителей: «Кто все эти люди, которые получили от вас финансовую поддержку?» Они нам давай читать – мы ни одного не знаем: человек из Свердловска, компания «Фонд слепых детей» из города Новороссийска и так далее. Вот мы и предложили выбрать всего 8 крупных компаний, которые точно могут снимать кино. Создать экспертный совет, который решает, кого и в чем поддержать. Я не знаю, правильно это, или нет. Не могу сказать.

- Только ли в виде денег на кино должна быть поддержка государства?

- Нет, нужно особое внимание уделять кинотеатральной сети в стране. Бондарчук, например, открывает цифровые залы в регионах. И это правильно, это увеличивает число залов для проката. Ведь сегодня, чтобы запустить кино, нужно потратить не менее миллиона. Вернее — миллион на производство. И еще полтора на запуск. А чтобы вернуть миллион, вам нужно собрать пять. Много ли вы знаете российских фильмов, которые собрали по пять миллионов?

- Практически нет.

- Вот и получается, что этот первый миллион должен быть обеспечен государством. А ты сам можешь вложить в продвижение. То есть, когда ты можешь вернуть то, что потратил на рекламу, и государству 5-10 процентов от взятой суммы, ты можешь выйти в ноль и заработать на телеке. Но что это за кино, которое можно снять за миллион? Любой телемувик стоит 700 или 500 тысяч долларов. Как только ты решишь выйти в кинокопиях, получится миллион. Вот и получается, что ты можешь снимать или с поддержкой государства, или big-проекты, где ты уверен, что соберешь кассу.

- Вы сами подводите все к тому, что останутся 8 компаний, которые будет поддерживать государство, а всем остальным, если у них нет какого-нибудь меценатского инвестирования, в общем – дорога заказана...

- Конечно. Я поэтому и не снимаю. С Роднянским сделал только «Елену». Заранее, был готов к убытку. Но зато мы получили удовольствие, и сделали выдающуюся картину. Можем этим гордиться. Еще правда мы сняли маленькую картинку «Я тебя люблю», которую нельзя нигде показывать, потому что она с ненормативной лексикой. Но она замечательная, экспериментальная, потрясающая. Зато мы понимаем, что мы сделали. У нас есть проекты на телевидении, мы много работаем с «Россией». И есть «Сталинград». Фильмы за 2-3 миллиона мы позволить снимать себе не можем. Но дело как-то развивается. У нас уже пятый рынок в мире, между прочим. После США, Великобритании, Германии, Индии и Китая. В 2010 году он составил 1 миллиард долларов. Просто наша проблема в том, что наши кинематографисты пока не могут снять что-то, на что пойдет смотреть наш зритель. А их зритель на их кино ходит.

- И как это исправить можно?

- Не знаю. Вот придут новые продюсеры…

- Ну, а пока не пришли?

- Мы стараемся, мы же честно делаем свое кино, свое дело. Иногда получается, иногда – нет.

- Может, не те истории снимаем?

- Истории действительно не те, не чистый жанр. «Выкрутасы», правда, чистый жанр. Но и там по деньгам не очень хорошо все было. У нас стоимость производства кино не соответствует уровню жизни в стране.

- Ассоциация продюсеров кино и телевидения, членом которой Вы являетесь, как-то помогает в решении этих проблем? Зачем Вы вообще в неё вступили?

- Я скажу, зачем. Все её члены — работающие люди. Причем, абсолютно реальные в плане бизнеса. Ведь что происходит на телевидении? Там все понятно – есть канал, ты производишь, продаешь, либо ты делаешь на заказ, или ты делаешь под продажу – понятная схема взаимоотношений. И ты не будешь производить сериал за 200 рублей, если ты знаешь, что его купят за 100. Потому что ты не больной? Ты можешь потом сделать перерасход, такое тоже бывает. Но изначально ты не пойдешь на это. В кино совсем другая история.  Ты можешь сколько угодно считать, но предугадать, что будет так, а не иначе — очень сложно. Потому что опять-таки, не имея поддержки телека, ты очень рискуешь. Люди, которые способны трезво оценить эту ситуацию на рынке, и собрались в ассоциацию. Для того, чтобы что-то в этой сфере улучшить. Владимир Николаевич Досталь, когда возглавлял первую Ассоциацию продюсеров, провел много законов, он пытался биться с так называемыми профсоюзами осветителей, актерских агентств. Ведь в кино каждый тянет одеяло на себя, но делает кино — продюсер. И если на рынке не будет каких-то выверенных нормальных цен, все будет сыпаться. Ведь что было до создания Фонда кино? В кинопроизводстве у нас крутилось раз в 20 больше денег, чем картины в итоге собрали. Понимаете, что это значит? То есть, были какие-то случайные инвесторы, которым ничего не вернули, и была куча государственных денег. И с этих денег поднимались зарплаты. Были продюсеры, которые просто брали деньги в фондах, в Министерстве культуры, не вкладывая свои, не беря кредиты. Какая ему была разница, заплатить 100 долларов актёру или 200? Сегодня мы пытаемся следовать каким-то правилам, потому что понимаем, что для нас это жизненно необходимо.

- То есть, одна из задач Ассоциации — лопнуть финансовый мыльный пузырь, который давно существует в сфере кинопроизводства?

- Да. Именно так. К сожалению, я не очень активно участвую в делах Ассоциации, но всячески поддерживаю эту идею. В первой ассоциации под руководством Досталя тоже хорошая идея была, но потом там стало слишком много народа — более 100 человек. И каждый тянул одеяло на себя. А работали в итоге, как всегда — пять-шесть. У нас — пока людей немного, все еще друг другу в глаза смотрят.

Контакты

127006, Россия, Москва, Успенский пер., 3, стр. 2

тел.: +7 (495) 221-78-50
 

E-mail: a.vasileva@nonstop-kino.ru

Web: www.nonstopkino.ru

 

Фотогалерея