О компании

Группа компаний ПРИОР – это союз компаний, занимающихся производством, продвижением и дистрибьюцией художественных  фильмов и телесериалов на территории Российской Федерации и стран ближнего зарубежья. В состав ГК «ПРИОР» входят: Кинопроизводящие компании: продюсерский Центр «ПРИОР продакшн», продюсерский Центр «ПРО100 Фильм», «Телефильм Продакшн», рекламное агентство «ПРИОР Промоушн» в содружестве с рекламными агентствами «Кадр-Медиа» и «КиноКрафт», «ПРИОР Дистрибьюшн», DVD-Label «Lizard Cinema Trade».

Лучшие работы

"Абонент временно недоступен"

"Укрощение строптивых"

"Любовь приходит не одна"

Павлючик Родион Леонидович

Продюсер, учредитель и президент группы компаний «Приор»

Родился в 1975 году в Санкт-Петербурге. В 1996 окончил экономический факультет ВГИКа, в 2000 году - МГИМО.

В кино с 1996 года (студия «Слово» киноконцерна «Мосфильм»).

С 1997 по 2006 год работал в группе компаний "Пирамида", в разные годы возглавлял отделы международных отношений, рекламы кино- и видеофильмов, дистрибуции телевизионных прав.

С августа 2006 по апрель 2008 года возглавлял студию кинопоказа на канале «ТВ Центр», после чего перешел на должность продюсера в студию «Телепроект».

В настоящее время руководитель группы компаний «Приор».

«У ПРОДЮСЕРОВ «ВСЁ ПУЧКОМ»

- Родион, в 1996 году Вы окончили экономический факультет ВГИКа. Уже начали работать в кино и потом пошли в МГИМО. Зачем?

- В МГИМО я пошел на управленческий. Это направление очень хорошо сочетается с экономическим ВГИКа, где очень условное кинообразование и очень условное управленческое, хотя в дипломе у нас уже было написано «продюсер». А в МГИМО было хорошее образование по управлению. И там роскошный английский язык.

- Как Вы оцениваете продюсерское образование в России? Можно ли его получать здесь? И имеет ли смысл ехать за ним на Запад, чтобы потом работать здесь?

- На Запад стоит съездить, чтобы посмотреть, как они работают. Получать образование все-таки лучше здесь, потому что российские реалии очень сильно отличаются от всего, что есть там. Да, есть современные студии типа питерского RWS, которые работают уже больше по западной модели. Пытаются, по крайней мере. Но все равно, если вы получите образование на Западе, оно вас не подготовит к работе в России. Туда надо съездить, чтобы посмотреть, к чему можно стремиться. У них действительно потрясающая эффективность производства, управления, построения рабочего процесса... Я ездил на кинорынок в Лос-Анджелес, в Канны. Работал с американцами. Через 5 минут после того, как ты аккредитовался и бросил им через интернет заявку, тебе отзвонились 8 человек из разных сфер... У них потрясающий уровень коммуникации. У нас люди так не работают, даже если очень стараются. Но нам работать приходится с теми людьми, которые здесь живут и здесь снимают кино.

- Вы часто упоминаете в интервью, что на Западе фильмы могут выйти на DVD, появиться в легализованном интернете, не побывав в прокате, и окупиться. Вы верите в то, что в России такое возможно?

- У меня на столе - целая пачка рекламных буклетов фильмов. Мы покупаем всякую ерунду с бюджетом в 300, 500, 700 тысяч долларов в Америке. И создатели этих фильмов прекрасно себя там чувствуют, не выпуская всю эту чушь в кинопрокат. И к этому надо стремиться. Ведь средний западный или российский фильм скачивается в сети примерно два миллиона раз. Это - два миллиона непроданных дисков. Значит два миллиона человек посмотрело фильм не на DVD, а бесплатно в интернете. Я еще застал расцвет VHS, когда тираж в 500 тысяч кассет был реальностью на такие фильмы, как «Люди в черном» или «Годзилла». Они продавались в количестве больше 500 тысяч штук. «Турецкий гамбит» на DVD тоже продавался миллионным тиражом. То есть этот рынок был в России, просто сейчас его съедает халява. Сначала от этого пирога откусывали пираты, и делали колоссальные деньги. Первые заводы в России были куплены пиратами. Они печатали на них свою продукцию, а потом заодно размещали там же лицензионные заказы. Было очень смешно.

- А может быть проблема в том, что сайты не предлагают простого и удобного способа что-то легально купить? В отличие от пиратских ресурсов.

- Ну, это уже вопрос интерфейса. Есть же сайт ozon.ru, на котором продаются книжки и DVD, и огромное количество народа этим пользуется. Там достаточно удобен интерфейс… Да, там в конце нужно заполнить твои данные кредитной карточки. Ну, регистрируешься один раз и потом данные кредитной карты... Это занимает пять минут - и уже назавтра приезжает курьер. Программа может быть и еще более удобна, как это, например, сделано с айфоном, когда у вас уже есть счет, который привязан к вашему телефону. Просто нажимая кнопку «купить», вы даже не заполняете никакой анкеты. Другой удобный способ – это месячная подписка, как в Америке, когда за восемь с половиной долларов ты получаешь доступ к каталогу из многих тысяч фильмов. Это не новинки. Это фильмы, которые вышли 5-7 месяцев назад, а то и год. Но это - колоссальная библиотека. И люди за это платят, и с каждым годом платят все больше, и подписчиков там уже миллионы. Этим удобно пользоваться. Новинки добавляются регулярно, восемь долларов в месяц тебя не разоряют, и ты понимаешь, что точно сможешь найти в этой огромной медиатеке 20-30 фильмов в месяц на свой вкус - все, что тебя интересует, по большому счету. Такая модель имеет право на жизнь и в России. Я уверен, что очень многие, кто сейчас подписан на НТВ+, «Акадо» и многие другие платные каналы, с удовольствием подпишутся и на такой сервис тоже. Потому что на НТВ+ все то же самое, но: а) дороже и б) там все же ограниченный набор фильмов каждый месяц. Хотя это и новинки.

- И какие Ваши прогнозы? Как у нас будет развиваться эта сфера?

- Интернет-сообщества сейчас укрупняются. И это логично. Ведь ценность любой библиотеки фильмов - в объеме и качестве предлагаемой информации. Архивы, в которых меньше 2-3 тысяч часов - вообще не вызовут ни у кого интереса. Скорее всего, вы там ничего не найдете из того, что хотите посмотреть. Либо это должен быть очень грамотно собранный архив. Что-то вроде «трех тысяч лучших часов». Пятерка крупнейших интернет-компаний, работающих с «видео по запросу», уже набрала библиотеки больше 10 тысяч часов. У них посещаемость измеряется сотнями тысяч человек в день. И если они еще объединятся между собой, кто-то кого-то купит, то наверное создастся платформа, которая сможет составлять реальную конкуренцию бесплатному торренту. То же самое происходило с кабельщиками. Ведь поначалу у нас не было платного кабельного телевидения. Мелкие компании дистрибьюторам были неинтересны. Когда-то к нам приходили люди, которые готовы были заплатить за фильм по 20 долларов. Мы понимали, что кассета и перегон фильма стоят дороже, но, чтобы не пиратили, мы шли на такие убытки. А потом началось укрупнение этих компаний. Сейчас на рынке — несколько крупных игроков, которые рентабельны и платят нам заметные деньги. С ними стало выгодно работать. Это случилось за 5-6 лет. Я думаю, что в интернет-сообществах сейчас начнется примерно то же самое.

- А как же доходы с рекламы?

- Действительно, есть рекламная модель, которая имеет право на существование, потому что он удобна потребителю. Ты не платишь ни за что, и нигде тебе не надо регистрироваться. Но ты смотришь рекламный ролик перед фильмом или где-то внутри него. Платит за все рекламодатель, а правообладатель получает за это свои условные 5 центов. Да, поступления от рекламодателей в интернете пока невеликие. Зато охват огромный. И получить с двух миллионов интернет-зрителей даже по 5 центов – это уже очень приличная сумма денег. Вполне сравнимая с нынешними доходами от продаж DVD, по крайней мере. А в перспективе, конечно, и рекламная модель должна развиваться.

- А государство в эти отношения должно вмешиваться?

- Конечно, надо бороться с торрентами, надо бороться с бесплатным скачиванием. И мне странно слышать высказывание руководителя государства о том, что Россия сейчас предложит новую модель, где все будет бесплатно… Я не вижу в нем логики. Тогда государство действительно должно вкладывать деньги в кинопроизводство. Чтоб на эти деньги бесплатно снималось бесплатное кино, которое можно выложить бесплатно в интернет и которое можно бесплатно смотреть.

- Ну здорово же.

- Ну да, только пока у государства есть деньги снять 64 фильма в год. В лучшем случае. И на эти деньги это очень-очень-очень средненькие 64 фильма. А фильмов со средним бюджетом получится уже только 8, по одному на каждую из 8 студий, получивших господдержку. Но смотреть-то мы хотим гораздо больше… Уже много лет львиная доля успешных в прокате отечественных фильмов снималась без государственной поддержки. А снятые при поддержке картины, наоборот, в большинстве случаев до широкого проката не доходят..

- В разных интервью Вы говорили, что из-за активной поддержки государством кинематографа в свое время, когда финансировалось по 200-300 фильмов в год, этот самый кинематограф и умер. Вы считаете, что государству вообще нужно перестать давать деньги на кино?

- Конечно. Это единственный разумный шаг, который оно может сегодня сделать. Если вы подобрали в лесу лосенка – нельзя всю жизнь держать его в доме и кормить молоком из соски. Надо к осиновой коре приучать и к воде из лужи, чтобы иметь возможность вовремя отпустить на все четыре стороны. Иначе он на халявных харчах вырастет сверх всякой меры, разнесет дом и тут же издохнет при первых заморозках. Что, в общем, и произошло…

- Вы понимаете, что это очень непопулярное мнение?

- Оно непопулярно среди нескольких компаний, которые получают государственную поддержку, всего-навсего. А людей, которые хотят вкладывать деньги в кино, гораздо больше. Очень громко требуют увеличения финансирования небольшие компании и отдельные творцы: те, кто раньше деньги получал, а сейчас от кормушки отлучен, и самостоятельно добыть корм не умеет. А среди крупных компаний, поддержку не получивших, гораздо чаще раздаются крики «не давайте никому», чем «дайте нам». Потому что если есть мешок зерна, надо поле засевать, общую кормушку делать, а не кормить из этого мешка с руки отдельных любимчиков.

- Сокуров завтра застрелится…

- Ну, почему-то не стреляются многие западные режиссеры, правда? Ларс Фон Триер как-то снимает кино. У него тоже оно непростое. Не всегда понятное широкому зрителю. Фильмы Триера продать на западных рынках, может быть, чуть легче, но в России – это нелегко. Поэтому сколько угодно Сокуров может страдать, но у него остаются огромные бюджеты. А фильмы, тем не менее, как бы они ни были увенчаны лаврами, совершенно не коммерческие. Они не нужны телеканалам. И диски с ними не продаются. И проката кинотеатрального у них нет. Они рассчитаны на очень локальный зрительский интерес. Есть какое-то количество любителей кинофестивалей. И есть отдельный бизнес, который занимается только фестивальным кино. Просто не надо фильм делать за 8-12 миллионов долларов, если ты понимаешь, что это картина только для фестивалей. Или ищи темы, которые можно снять за 300, за 500, за 800 тысяч долларов. Или ищи людей, которые готовы потратить деньги без возврата. Но причем здесь государство? «Догвилль», например - по сути удивительно малобюджетная вещь, которая тем не менее как-то умудряется взрывать фестивали… Я регулярно читаю интервью крупных режиссеров, которые ничего не снимают уже не первый год, и говорят: «У меня есть замечательный проект, но он стоит 20 миллионов долларов. Господа банкиры, где вы? Почему вы не поддерживаете?» Откуда это убеждение, что им кто-то чем-то обязан: государство ли, или частное лицо? Я этого не понимаю.

- И Вуди Аллен может сэкономить средства и поехать снимать в Барселону, специально придумав соответствующий сценарий...

- И в итоге он умудряется делать и фестивальное, и коммерческое кино. И Содерберг идет по этому пути. Обиженных именитых режиссеров будет всегда очень и очень много. Но есть неименитые дебютанты, которые недавно выпустились из института и просто не могут снять свою первую картину. Вот им нужно помогать. Государство должно финансировать дебюты. И только их. Потому что начинающим режиссерам действительно крайне трудно сделать первый шаг.

- Но ведь люди, которых можно назвать дебютантами, очень разные. Это может быть и нищий вчерашний студент, и успешный бизнесмен, который в сознательном возрасте решил снять свой дебют. Как мы будем отбирать дебютантов, чтобы профинансировать?

- Очень сложный вопрос. Может быть, дебютанту надо давать небольшую фиксированную сумму, которой недостаточно для того, чтобы снять картину, но, тем не менее, для студии, которая решится запуститься с дебютантом, это будет некой «платой за риск»… Наша компания пару раз работала с дебютантами. И оба раза, к счастью, удачно. Сериал «Женщина желает знать» и телефильм «Любовь приходит не одна» для нас сняла Светлана Музыченко, для которой это был дебют в игровом кино. До этого она снимала только документальные фильмы. Но в 90% случаев я дебютанту откажу. Телевизионное производство не позволяет нам сейчас много зарабатывать. И если режиссер из-за своей неопытности не укладывается в график производства и, соответственно, в бюджет, то в убытках оказываюсь я. Но если бы дебютант приходил с цифрой хотя бы 50 тысяч долларов, я бы давал ему шанс. Это было бы для меня страховкой от сюрпризов, которые может мне преподнести новичок. А то у нас даже драки режиссеров с актерами на площадке были. Причем дрались маститые режиссеры, снявшие по 10 фильмов.

- Из-за чего?

- Не сошлись с актером во взглядах на роль. Пришлось менять режиссера. Переснимать 7 съемочных дней с другим актером было бы дороже.

- То есть, единственный главный человек на площадке сейчас продюсер? Авторское режиссерское кино, получается, совсем скоро умрёт?

- Ну почему же? А вдруг мне захочется дать денег на фильм Сокурову? И выйти на красную дорожку Каннского фестиваля? Почему вы это исключаете?

- И Вы снова говорите: «Мне захочется». То есть опять должно захотеться именно Вам, а не режиссеру? Во ВГИКе режиссеру говорят, что он - гений, и он должен решать, что снимать, а что - нет…

- К нашему продюсерскому счастью, большинство выпускников после окончания института постепенно теряет в себе «гениев» и становится все больше «профессионалами». Очень жаль, кстати, что ВГИК сразу вколачивает им, что они гении. Вы научите хотя бы профессионалов. Почему американские сценаристы так быстро и замечательно работают? У нас сценарист, когда ты ему что-то заказываешь по своей идее, как правило, губы поджимает сразу. Он приносит свои сценарии, даже не сценарии, а наброски, которые ему пришли в голову, и ему кажется, что именно это правильно, нужно и будет востребовано. Да не его это работа, по большому счету, – решать, что нужно! Я, продюсер, работаю для этого на рынке. Год за годом отслеживаю рейтинги, кассовые сборы, предпочтения целевых аудиторий, смены тенденций смотрения, изменения в позиционировании каналов… Как маркетолог уже знаю, что каналу нужно, с чем смогу работать, с чем нет. А он приходит и говорит: «Вот, у меня есть замечательное произведение». А я понимаю, что оно не подойдет ни одному каналу. И когда я начинаю сценаристу объяснять, что его сценарий не годится, потому что он не укладывается в форматы телеканалов, он это воспринимает, как оскорбление. Потом ты ему говоришь: «Вот есть история, которая точно нужна, напиши ее, она уже придумана частично,  разрабатывай дальше». Он заявляет, что ему это не интересно. И таких, к сожалению, много. Поэтому и работать получается в основном-то с людьми, которым за 30. Потому что они уже 10 лет походили со своими сценариями и поняли, что сначала хочется кушать, а потом уже творить. И они сначала пишут под заказ. А потом уже они может быть что-то пишут для себя. Но, как правило, они уже для себя не пишут, потому что это же тоже труд и, скорее всего, неоплачиваемый. А молодые делают все наоборот. Они все время пишут для себя и не думают о том, кому это нужно, кроме них. Американцы учат сценаристов прежде всего ремеслу. Там сценарист всегда на площадке, и как только режиссер или актер или продюсер чем-то недовольны, сценарист все зачеркивает и переписывает по их требованию.

- А актеры в свою очередь жалуются, что появилась сейчас куча продюсеров, которые переписывают сценарии, как хотят. И хорошо, если в одном сериале работает один сценарист. А то бывает несколько, и даже имя главного героя в разных частях сценария не совпадает. Как это все сбалансировать?

- Тем не менее, они работают, ведь именно продюсерское кино обеспечивает им высокий доход. Нет, ну конечно же, лучше когда сценарий пишет один автор. Хорошо, если он этому сценарию смог посвятить приличный кусок времени и как-то его прочувствовал. Не просто ради денег из пальца высосал по заказу, а вложил в этот труд что-то личное: продумал мотивации героев, поработал над лексикой персонажей... Нормальные авторы так и работают, в общем-то, они и есть профессионалы. И слава Богу, есть еще круг этих людей. Ведь и нам, продюсерам, тоже далеко не все равно, что и как снимать. Мы всегда стараемся сделать максимально приличное кино в рамках имеющихся рыночных ограничений. Без старания всех участников процесса ничего не выйдет. Но проблема со сценаристами - действительно очень острая.

- Может быть, им просто нужно больше платить?

- Мы недавно общались с американцами по поводу возможности совместного производства. И я был потрясен дешевизной их производственного процесса. Я всю жизнь был уверен, что у нас все намного дешевле. А они мне говорят, что снять обычный телефильм стоит 300 тысяч долларов. А дальше уже зависит от уровня компьютерной графики. Если добавить еще 100 тысяч, то из простой мелодрамы можно будет сделать кричер-фичер (creature feature, фильм про чудовище) – т.е. мелодраму с бегающим компьютерным крокодилом. У них дешевле стоит вся съёмочная техника. Актеры стоят практически столько же, сколько и у нас. Я не беру звезд А-класса, типа Анжелины Джоли. Но какая-нибудь Доминик Суэйн, к моему большому потрясению, на фильм стоит 100 тысяч долларов. А она снималась в главной роли в фильме «Лолита»… С Траволтой и Кейджем в боевике Джона Ву «Без лица»... Её во всем мире знают. А у нас малоизвестный актер получает тоже от 2 до 5 тысяч долларов за съемочный день. И если у него 20 съемочных дней, то он стоит как Доминик Суэйн. И это не кинотеатральный актер, а сериальный.

- В последнее время появилась формулировка «востребованный сериальный актер», которой многие даже гордятся. Кажется, раньше для актеров это было бы оскорблением?

- Бывает еще «невостребованный сериальный актер». Это хуже. Бывает вообще невостребованный актер. А «востребованный сериальный» – это последняя планка перед «востребованным кинотеатральным». То есть появилась некая градация. Это раньше все актеры хотели быть гениями, они отказывались сниматься в рекламе, потому что это было оскорбительно для них. Сейчас уже не брезгуют.

- В Южной Корее, например, вершиной актёрской карьеры считается съёмка в рекламе.

- У нас уже так же стали относиться к рекламе. Это раньше мерилом актерского успеха были звания народного и заслуженного артиста, призы на фестивалях. А потом люди поняли, что лучше сначала нормальную квартиру, а затем приз на фестивале. Приглашение сняться в рекламе – действительно признание успеха. Значит, ты узнаваем и любим, и на своем имени ты можешь тащить что-то еще. За это тебе готовы платить большие деньги. И съемки в рекламе очень сильно пополняют бюджет.

- Ассоциация продюсеров кино и телевидения, в которой Вы состоите, поможет Вам и нам с Вами прийти к такому счастливому будущему?

- Я уверен в этом. Перед ней стоит несколько важных задач, с которыми она справляется. В кризисные моменты она позволила не допустить безумия в сфере кинопроизводства - удержать себестоимость проектов на определенном уровне. Иначе десятки кинокомпаний разорились бы, и рынок производства просто встал. Сейчас деятельность Ассоциации еще более важна. Это - разработка и продвижение новых законов и поправок к действующим законам, имеющим отношение к сфере кино и телевидения. Например, по действующему Налоговому кодексу, если вы в течение нескольких лет снимали кино, потратили на него 3 миллиона долларов, а потом с кино или телевидения собрали те же 3 миллиона, то вы все равно должны государству заплатить около 600 тысяч долларов налога на прибыль. Никому не интересно, что де-факто вы с трудом вышли в ноль. Государство практически весь полученный в первый год доход воспринимает, как прибыль, и хочет с нее 20%, а потраченную на производство сумму признает к вычету из налогооблагаемой базы в течение нескольких лет. Эта норма (на мой взгляд, совершенно безумная) способна убить любую системную работу на этом рынке. И Ассоциация уже разработала целый ряд документов, обращений в Министерство финансов и в Министерство культуры, а также в смежные ведомства, в которых перечислены проблемы, подобные этой. Они касаются отчетности кинотеатров, электронного билета, развития киноотрасли, изменений в сфере кинообразования, расширения возможностей кинопроката, снижения налоговых пошлин на современное цифровое кинопроекционное оборудование… Это частность, но кинопленка - очень существенная статья расходов при прокате фильма. Ведь одно дело - печатать копию для кинотеатра на пленке за тысячу долларов, другое – записать фильм на жесткий диск многоразового использования, который стоит долларов 200, и его можно использовать 10-20 раз. При выпуске фильма в России на тысяче экранов при цифровых проекторах экономился бы почти миллион долларов – это средства, которые можно дополнительно вложить в производство. Можете прикинуть, какие средства кинопроизводителей ежегодно экономятся при помощи цифровых проекторов в США, где около 40 000 киноэкранов… Пока же во всей России цифровых залов меньше, чем в одном Нью-Йорке (пленочных, к сожалению, тоже). Именно решением таких основообразующих вопросов, а не точечными дотациями, в первую очередь должно заниматься государство. Диалог с властью, решение острых проблем отрасли – главная задача Ассоциации в настоящий момент. Самостоятельно каждый из нас эти вопросы решить не в состоянии.

- То есть Ассоциация – это такой «веник», в который, как в пучок, собраны продюсеры...

- Да, да, у нас, у продюсеров «все пучком»!

- Ну а лично у Вас какие достижения в ближайшем будущем ожидаются?

- У нас есть очень амбициозная заявка. Называется «Василина Ивановна меняет профессию».

- Я когда-то слышал про «малобюджетное кино» с похожим названием. А еще раньше, говорят, была написана «сценарная заявка»...

- Да, тому проекту начало примерно в 1937 году было положено. Но мы готовим к съемкам не продолжение и не римэйк истории. Хотя фабула похожа - во времена Грозного переносится пара современных людей, а в наше время - Малюта Скуратов и будущая царица Василина. В проекте будет много звезд. Сейчас доделывается сценарий.

- Будем ждать премьеры.

Контакты

125040, Москва, Ленинградский проспект, д.26, к.1, 3 этаж.

тел.: +7 495 276-09-20, +7 495 614-91-18

E-mail: office@priorgroup.ru

Web: www.priorgroup.ru

 

Фотогалерея