О компании

Кинокомпания СТВ создана в 1992 году. Основной вид деятельности - производство и продвижение новых фильмов, в том числе и анимационных, созданных совместно со студией «Мельница».

Руководитель кинокомпании СТВ - продюсер Сергей Сельянов. Работами СТВ являются и радикально авторские проекты («Груз-200» Алексея Балабанова), и коммерческие хиты («Бумер. Фильм второй» Петра Буслова, «Три Богатыря и Шамаханская царица» (совместно со студией «Мельница»), и многообещающие дебютные фильмы («Шультес» Бакура Бакурадзе, «Нирвана» Игоря Волошина) открывающие для российского кино новые имена.

СТВ положила начало созданию легального российского видеорынка в 1996 году - перед запуском фильма «Операция «С Новым годом!» компания выставила на аукцион тендер на тиражирование с условием отпечатать не менее 100 тысяч кассет, что создало  прецедент возврата средств от видеопроката. Этот опыт позволил запустить на собственные средства (финансирование из Госкино поступило на стадии постпродакшн) фильм «Брат» (1997), который стал настоящим триумфом кинокомпании.

На сегодняшний день кинокомпания СТВ является одним из самых известных кинопроизводителей в России. Так, в рейтинге российских кинокомпаний, составленном по результатам исследования, проведенного в марте 2010 года компанией «Movie Research», кинокомпания СТВ названа лидером на рынке кинопрозводства России.

Картины кинокомпании СТВ представлены на большом количестве российских и международных кинофестивалях и получили более 100 наград. В их числе номинации на премию Академии кинематографических искусств и наук США «Оскар» в категории «Лучший короткометражный анимационный фильм» («Любовная история» Константина Бронзита) и «Лучший фильм, снятый на иностранном языке» («Монгол» Сергея Бодрова-ст.). Съемочная группа фильма «Кукушка» в 2004 году удостоена Государственной премии России.

С кинокомпанией СТВ работали и работают такие известные российские кинорежиссеры как Алексей Балабанов, Сергей Бодров-младший, Александр Рогожкин, Сергей Бодров-старший, Игорь Волошин, Бакур Бакурадзе, Филипп Янковский, Павел Лунгин и другие.

Лучшие работы

"Брат"

"Монгол"

"Три Богатыря и Шамаханская царица"

Сельянов Сергей Михайлович

Продюсер, глава кинокомпании СТВ

Председатель правления Ассоциации продюсеров кино и телевидения

Родился 21 августа 1955 года в Олонце (Карелия).

В 1975 – 1978 годах учился в тульском политехническом институте, где возглавлял любительскую киностудию.

В 1980 году окончил сценарный факультет ВГИКа (мастерская Н.Фигуровского), в 1989 году – Высшие курсы сценаристов и режиссеров (мастерская Ролана Быкова).

Дебютный полнометражный фильм «День ангела» снял совместно с Николаем Макаровым в 1980 году (фильм вышел на экраны в 1988 году). В 1992 году организовал и возглавил кинокомпанию СТВ. Продюсер более 40 художественных и документальных фильмов, отмеченных на российских и международных кинофестивалях.

Среди картин, спродюсированных Сергеем Сельяновым: «Кин-дза-дза-дза», «Антон тут рядом», «Джунгли», «Кококо», «Три богатыря. На дальних берегах», «Я тоже хочу», «Бабло», «Дом», «Иван Царевич и Серый Волк»,  «Про Федота-стрельца, удалого молодца», «Груз 200», «Кремень», «Монгол», «Лунтик и его друзья», «Бумер. Фильм второй», «Мне не больно», «Хоттабыч», «Жмурки»,  «Мама, не горюй 2»,  «Кукушка»,  «Сестры», «Брат 2», «Блокпост», «Особенности национальной рыбалки»,  «Брат», и др.

«КИНОИНДУСТРИЯ – ЭТО В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ПРОДЮСЕРЫ»

- Сергей Михайлович, что для Вас значит Ваша профессия «продюсер»? Почему их так не любят?

- Лет десять назад само слово "продюсер" было экзотическим. Но вскоре стало ясно, что это люди, берущие на себя главную ответственность за кинопроизводство, что вокруг них все вращается. Что продюсер - единственный работодатель в кинематографическом братстве. И за добрые творческие отношения, за профессиональную организацию производства, за выполнение всех обязательств, в том числе и финансовых, отвечает продюсер. В жизни продюсер может быть и разгильдяем - но в работе он обязан быть ответственным за все, включая отношения с дистрибьютором, за то, чтобы кино дошло до зрителя.

Что он делает? Он не снимает кино, не стоит за камерой, не пишет сценариев, не монтирует, не озвучивает. Тогда в чем его роль? Вспомним Сергея Дягилева. У нас и без него были балетные звезды - Фокин, Нижинский... Но Дягилев собрал их воедино - и взорвал весь мир феноменом русского балета.

Наши амбиции скромнее: мир оставляем Голливуду. Но в России мы эту ответственность вполне ощущаем. И есть пример эффективности работы наших продюсеров: отечественное кино вымело с телеэкранов России царившие там мексиканские, бразильские и американские сериалы. Наши сериалы теперь занимают все первые места в рейтингах. Это серьезный факт - и добились этого продюсеры. Они придумали, разработали идеи картин, привлекли сценаристов, режиссеров, актеров и предложили продукт, который завладел аудиторией. И если в кинотеатрах пока царит Голливуд, то на ТВ - отечественные фильмы.

Но продюсер - в тени. А для публики и власти авторитетен голос людей известных - режиссеров, актеров. К ним обращаются с вопросами о судьбе отечественного кино, но они часто дают ошибочные оценки существующей ситуации. Одна из задач Ассоциации - чтобы наш голос был услышан. Надо понимать: киноиндустрия - это в первую очередь продюсеры.

- Чем именно занимается Ассоциация продюсеров кино и телевидения, которую Вы возглавляете? И кто в нее входит?

- Как вы, наверное, знаете, существует Гильдия продюсеров, которая объединяет физических лиц, у них вообще другая концепция существования. Наша Ассоциация создана относительно недавно, года два назад, и где-то год, даже может год с лишним мы занимались узко цеховыми вопросами, и вот какое-то время назад решили, что нужно заниматься уже более широкими, общественными, лоббистскими, индустриальными вопросами, связанными с кино и телевидением.

Ассоциация устроена по очень простому принципу: самые заметные игроки в нашей кино- телевизионной отрасли - всего 24 юридических лица на сегодня насчитывает наш состав. Мы думаем, что, у нас нет никаких специальных ограничений, мы открыты для новых членов, с другой стороны есть некий критерий крупности и заметности, он остается для нас важным. Мы не стремимся к расширению, но несколько компаний, которых мы считаем заметными и крупными, в наш состав не входят. Скажем, ТРИТЭ не входит, потому что было некоторое кадровое у них соображение, которое, скажем так, исчезло, снялось, и сейчас активно прорабатывается возможность их присоединения к нам.

- А какова цель создания такого профессионального объединения?

- Мы хотим быть главными представителями индустрии в диалоге как с властью, в том числе и с прессой. Мы считаем, что индустриально продюсер по определению – это, собственно, суть индустрии, это работодатель, это человек, принимающий все решения, он может быть хуже-лучше, но он объективно по функционалу является ответственным за индустрию.

Вот пример. Типичная заметка пятилетней давности: «Ночной дозор» стоил 2 млн., собрал 18». У всей нефтянки сердце дрогнуло, потому что такой маржи на всем белом свете нет. И вот потребовалось года 1,2-2 с помощью отчасти спонтанной, отчасти организованной работы, чтобы объяснить, что бокс-офис – это не доход продюсера, это не возврат денег того, который вложил. Половину забирают кинотеатры, мелкий процент 10-15 – прокатчик и еще затраты на выпуск. А если все это сложить, то очень часто, сами понимаете, картина выглядит иначе.

- Ваша кинокомпания входит в число тех, кто получает дотации от государства на развитие кино. Это такая форма госзаказа?

- Нет, это не госзаказ, это поддержка киноотрасли. Те проекты, которые выходят сегодня – «Высоцкий» Максимова, «Бабло» СТВ, «Метро» Толстунова, «Два дня» Дуни Смирновой – все эти фильмы без Фонда кино были бы невозможны. Существование Фонда задачу облегчает.

Сосредоточение денег в одних руках, а не размазывание их тонким слоем и раздача всем, кто назвал себя продюсером, это конечно с моей точки зрения бесспорная история. То, что можно найти в ней несправедливость, что вот того не взяли, а можно было взять того, бесспорно, никакая такая система справедливой не бывает. Даже с точки зрения 90% людей она справедлива, а 10% все равно будут считать, что неправильно. Это другой вопрос, имеющий в себе основы человеческого существования... Мир несправедлив вообще.

Вообще вам наверное понятно, что телевидение, телевизионное производство – это бизнес, кинопроизводство – это не бизнес. Это некий вид деятельности с элементами бизнеса, с неким рынком, тем не менее это бизнесом назвать нельзя. Пока российское кино – система убыточная.

- Так бывает, что сразу понятно, что фильм не отобьется?

- Конечно. Я тоже иногда делаю фильмы, которые никогда не отобьются. Но я это делаю, потому что существует и иное целеполагание. Например, развитие киноязыка как такового, какие-то международные победы. Это как в спорте - никто не подвергает сомнению необходимость вложений в спорт, но, как правило, денег он никаких не приносит. Но мы, как страна, на это идем. То же самое и в кино. Или вот бывают фильмы, раз в десять лет, которые снова и снова собирают нацию - например, «Белое солнце пустыни» или «Брат». Это очень большая ценность. Когда появляется такой фильм, не надо жалеть, что мы как государство вкачали в это дело кучу денег. Я бы не жалел. Если ты выкапываешь глину и продаешь ее по цене меньше, чем ты затратил на ее выкапывание, то это какая-то чушь несусветная. А когда ты построил Кремль или Тадж-Махал, это точно того стоило, хотя и непонятно, как его оценить.

- С кинокомпанией СТВ, которую Вы возглавляете, связано немало имен дебютантов — какой дебют был самым рискованным для вас как для продюсера?

 - Да они все рискованные — в этом их прелесть. Кино вообще очень рискованный бизнес. Но продюсер, который не уверен в проекте и при этом запускает фильм в производство — это неправильный продюсер.

- В начале существования СТВ Вы говорили о принципе работы студии: не браться за проект, который не нравится, даже если он сулит большую прибыль. Уже не получается отказываться от не слишком творческих, но прибыльных проектов?

 - Да нет, получается. Просто у нас еще есть два девиза, оба китайские: «Пусть расцветает сто цветов» и «Опора на собственные силы». Что касается первого выражения: мне многое нравится в кино. Я начинал в 14 лет в любительском кино с школьных, бесхитростных комедий. Сейчас продюсирую все виды кино. Хотел бы, кстати, делать детские фильмы.

- Вы же отчасти детским кино уже занимаетесь. Вы же много анимации выпускаете?

- Понимаете, когда я говорю, что «хочу», это ведь не просто фраза. «Хочу» дает страшную энергию. Позволяет надеться на высокий результат. А в мультфильмы я попал случайно, никогда себя специалистом в этой области не считал. Но в детстве я обмирал от мультиков. И когда так сложились звезды, что мой товарищ Саша Боярский сказал: «А может, мы тут что-то сделаем вместе?», я в тот же момент понял, что не могу противостоять его предложению. Это было «хочу» такой силы, что я подумал: а может, что-то и получится! Вот вам конкретная иллюстрация этого теоретического тезиса. И действительно, у нас стало что-то получаться, и сегодня мы бурно развиваем это направление. У нас самая крупная студия анимационного кино в России - «Мельница». Она производит очень много продукции в часах, потому что мы делаем и сериалы для малышей (вместе с каналом «Россия»): «Лунтик», а сейчас появится и новый долгоиграющий проект - «Барбоскины». Сейчас в производстве находится шесть полнометражных фильмов. Это очень много, надеюсь, это будет убедительно и по качеству. Делаем мы пятую серию «Богатырей», фильмы «Иван Царевич и Серый Волк», «Иван Царевич и Жар-птица», «Крепость», «Олимпиаду в Лукоморье», и еще «Кин-дза-дза-дза» с Георгием Данелией, ремейк его замечательной картины. Вот тоже пример: великий режиссер, анимацией никогда не занимался, но сказал в какой-то момент «хочу!».

- Вместе с Федором Бондарчуком и Эдуардом Пичугиным Вы занимаетесь проектом «Киносити», в рамках которого в 253 малых городах России должны возникнуть современные кинотеатры. Вам так нужны кинотеатры?

 - Кинотеатры для нас - основная площадка. Кино - демократичное искусство, оно должно быть доступно всем. У нас же смотреть кино в кинотеатрах могут только жители крупных городов. Это несправедливо. С точки зрения кинобизнеса, это тоже очень плохо. Ведь у нас 140 млн человек населения, а имеют возможность пойти в кино только 40 млн. Кинотеатры в большей части страны отсутствуют. Мы активно и давно занимаемся этим проектом «Киносити». Мы ищем пути взаимодействия с государством для строительства кинотеатров в малых городах, потому что бизнесу в одиночку туда прийти пока нельзя из-за очень долгого срока окупаемости— 12 лет. Поэтому нужны кредиты с субсидированием ставки, либо какое-то другое участие государства. Программа рассчитана на 253 города, в каждом их них должно быть построено по кинотеатру от двух до четырех залов в каждом.

 - Говорят, с кинотеатрами крайне сложно работать. В чем проблемы?

 - Проблемы две. Первая описывается известным выражением: «Воруют!» Не учитывают билеты, пускают в зал просто так. В сетях воруют свои же охранники и билетеры. Вторая проблема— задержка платежей. Мы вынужденно кредитуем кинотеатры. У них деньги в обороте, а у нас их в обороте нет. В принципе это означает, что мы должны изменить распределение выручки в нашу пользу. Конечно, кинотеатрам несладко живется, но пока существует воровство и задержка платежей — это один из поводов говорить о перераспределении выручки. От 50/50 до 55/45 в нашу пользу, например.

Сейчас введен электронный билет, позволяющий правообладателям отслеживать продажи билетов в кинотеатрах онлайн, но этот закон выхолощен настолько, что мы вынуждены начать новый этап борьбы за то, чтобы он стал инструментом прямого контроля за кинотеатрами. Эта технология в том числе должна предполагать наличие веб-камеры, которая позволяет по головам пересчитать количество зрителей в зале в онлайн-режиме и сравнить с данными по продажам по системе электронного билета. Эта мера отчасти комическая, но что делать?

 - Вы недавно высказывались о проблеме кинообразования в России. Неужели проблема настолько велика?

- Да, потому что у нас абсолютно нет сценаристов и нет сценарной школы, мы не умеем в этом смысле писать сценарии. У нас слабый режиссерский корпус. У нас хорошие операторы. У нас не хватает катастрофически аниматоров, просто даже по количеству. Система подготовки – такая фифти-фифти, но в отличие от сценаристов там что-то происходит, но недостаточно с нашей точки зрения. У нас количественно не хватает актеров, как ни странно, кажется вот, хоть ложкой ешь, количества не хватает, артист работаете одновременно на пяти проектах, и создает проблемы всем пяти – это норма, их нужно просто тупо больше. Щепка, Щука, ВГИК, ГИТИС, это, все. Да, возникают курсы Наталии Крачковской какие-то периодически, но ясно, что все это не про это. Понимаете, чудовищная диспропорция - поставка кадров от сегодняшнего дня отстает, просто даже количественно, я уж не говорю про качество.

Контакты

197101, Санкт-Петербург, Каменноостровский проспект, 10

Тел.: (812) 326-83-30

E-mail: kino@ctb.ru

Московское представительство:

Москва, Сущевский вал, 64, Офис 318

E-mail: msk@ctb.ru

Web: www.ctb.ru

 

Фотогалерея