О компании

«ПРОФИТ» – Продюсерская Фирма Игоря Толстунова – образована в апреле 1995 года продюсером Игорем Толстуновым. Дебютом компании стала картина Киры Муратовой «Три истории». В 1995 году совместно с телекомпанией НТВ была образована кинопроизводящая и киновидеопрокатная организация «НТВ-ПРОФИТ». Дебютной работой «НТВ-ПРОФИТ» стал фильм Павла Чухрая «Вор» - обладатель множества наград, как российских, так и международных. Ленты «НТВ-ПРОФИТ», выпущенные в прокат с начала 1999 года, также участвовали в конкурсных программах крупнейших отечественных и зарубежных кинофестивалей.

С 2005 года Продюсерская Фирма Игоря Толстунова вышла из состава соучредителей «НТВ-ПРОФИТ», успешно продолжив самостоятельное кино- и телепроизводство.

Группой компаний «ПРОФИТ» созданы такие хорошо известные и отмеченные наградами на различных кинофестивалях фильмы, как «Ворошиловский стрелок» Станислава Говорухина, «Восток-Запад» Режиса Варнье, «Водитель для Веры» Павла Чухрая, «Питер FM» Оксаны Бычковой, «Путешествие с домашними животными» Веры Сторожевой, «Все умрут, а я останусь» Валерии Гай Германики и многие другие.

На счету «Продюсерской фирмы Игоря Толстунова» также около 100 телевизионных фильмов и сериалов, произведенных по заказу ведущих телеканалов страны: Первый канал, РТР, НТВ и СТС. Последним заметным теле-событием стал сериал «Школа» режиссера Валерии Гай Германики.

Лучшие работы

"Питер FM"

"Все умрут, а я останусь"

"Вор"

Толстунов Игорь Александрович

Продюсер, создатель и глава кинокомпании ПРОФИТ

Родился 30 января 1957 г. в Москве. Окончил экономический факультет ВГИКа в 1978 г.

1980 - 1990 гг. – заместитель директора, а затем директор фильмов Центральной киностудии детских и юношеских фильмов имени М. Горького. Принимал участие в создании фильмов «Юность Петра» (1980), «В начале славных дел» (1980), «ТАСС уполномочен заявить…» (ТВ-сериал, 1984), «Петр Великий» (ТВ-сериал, NBC, 1983) и др. 1990 - 1995 гг. - директор «Студии ТТЛ».

С 1995 г. возглавляет собственную кинокомпанию «Продюсерская фирма Игоря Толстунова» («ПРОФИТ»). С 1995 по 2005 год являлся генеральным директором кинокомпании «НТВ-ПРОФИТ». С 2002 по 2006 г. – заместитель генерального директора телеканала СТС по собственному производству.

В 2000 - 2004 гг. - руководитель отделения «Продюсирование и менеджмент кино и телевидения» на Высших курсах сценаристов и режиссеров (Москва).

Инициатор создания в 2005 г. «Студии дебютного фильма «Проба» (под эгидой Гильдии продюсеров России), на которой начинающие кинематографисты снимают свои первые короткометражные фильмы.

2005 - 2010 гг. – генеральный продюсер Открытого Российского кинофестиваля «Кинотавр».

Член Европейской Киноакадемии «Феликс»; член Российской Киноакадемии «Ника»; член Российской телевизионной Академии «ТЭФИ»; член Правления Союза кинематографистов России; член Президентского совета Открытого Российского кинофестиваля «Кинотавр».

Создатель порядка 40 полнометражных художественных фильмов, в том числе: «Вор», «Хочу в тюрьму», «Ворошиловский стрелок», «Водитель для Веры», «Питер FM», «Все умрут, а я останусь», «Тариф «Новогодний», «Про любoff», «На крючке», «Рейдер» и др. Обладатель множества наград, в том числе премии Ассоциации кинопроизводителей Америки (MPAA) «За выдающиеся достижения в развитии частного фильмопроизводства в России» (1999) и один из пяти «самых перспективных кинопродюсеров России» по версии журнала Forbes (2005).

 

«ПИРАТСТВО БУДЕТ ВСЕГДА»

Основатель кинокомпании «Профит» — об интернет-пиратстве, о дорогом авторском кино и о «лихих девяностых»

- Ваша компания входит в число избранных, которые получают государственную поддержку. В чем именно это выражается?

- Это дает возможность компании заниматься качественно иными проектами. Раньше размер государственной поддержки на один проект ограничивался миллионом долларов, то есть 25-30 миллионов рублей. Нужно было выиграть так называемый тендер, чтобы эти деньги получить. И направить на один проект мы могли лишь миллион долларов. Сегодня  вложить в проект мы можем все восемь, например. То есть, появилась возможность  делать проекты дорогостоящие, крупнобюджетные, сложнопостановочные, имеющие в связи с этим больший коммерческий потенциал. Деньги Фонда в этом году нами направлены на производство двух крупнобюджетных по российским меркам проектов – это фильм «Метро» с бюджетом около 10 миллионов долларов, и фильм «Испытание» с бюджетом более 13 миллионов. Это большие бюджеты, и я прекрасно понимаю свою ответственность за них. Знаете, большие проекты хороши тогда, когда они хорошо заканчиваются. Падать с большой высоты больнее, чем с маленькой.

- Можно сказать, что продюсерской деятельностью  Вы начали заниматься году, наверное, в 1984-ом, когда были директором на фильме «ТАСС уполномочен заявить»? Но ведь тогда не было такой профессии…

- Тогда продюсерские функции выполняло объединение и киностудия. Они были распределены между творческими объединениями, на которые были поделены студии: «Мосфильм», Горького, на которой я работал. Реально продюсерской деятельностью я все-таки занялся с 1990-года, когда мы организовали вместе с Валерием Тодоровским и Сергеем Ливневым компанию. Она называлась «Студия ТТЛ». В ней мы сделали несколько, в общем, без ложной скромности, достаточно успешных фильмов.

- А сегодня Вы рискнули бы запустить «ТАСС уполномочен заявить»?

- Почему нет? Я считаю, что хорошая шпионская история зрителем сегодня была бы очень даже востребована. У нас просто нет этих историй. По-настоящему шпионских. Не надо забывать, что это был Юлиан Семенов. Шпионская тема – особенная, это тихая, незаметная, невидимая работа. Там все скучно: ходишь-ходишь, ну камень положил, ну взял камень, а что еще? Семенов умел поместить это в увлекательную оболочку. А вот сейчас, к сожалению, ни у кого не получается.

- В Вашей фильмографии очень много больших приличных фильмов. Это и «Вор», и «Восток-Запад». Некоторые из них номинировались на «Оскар». Вы не любите сериалы? Говорят, они гораздо прибыльнее.

- Ничего подобного. У нас есть около 600 сериальных часов. У нас одной Донцовой 250 серий. Устиновой штук 60-70. Плюс разные чуши. Мы в компании совмещаем и то, и другое. Мы зарабатываем деньги на телевизионном контенте. Если какое-то большое кино при этом будет убыточным, то в синергии оно даст эффект. Например, на фильме Германики «Все умрут, а я останусь» мы потеряли около 800 тысяч долларов. Нам в Минкульте обещали поддержку. Это был дебют, талантливый начинающий режиссер и прочее. Мы поддержки не получили. Но картина вышла, получила приз в Каннах. Я показал её гендиректору Первого канала Константину Эрнсту. Ему фильм понравился, и он сказал: «А давай сделаем сериал». Мы сделали сериал, заработали на сериале, вернули убыток, еще и заработали. Вот вам синергия, которая иногда таким образом работает в кино…

- А это правда, что первый фильм, который Вы продюсировали в начале 1990-х, стоил вам дачи?

- У нас в картине «Мечты идиота» было так: пришли люди, которые давали деньги, посмотрели еще неготовый монтаж и сказали: «Че-то, как-то нам это не нравится, вы нам деньги верните обратно». Мы говорим: «Вы же вложили?!» «Верните деньги» и все. Меня лет через 5 или 7 после этого вызывают к следователю. Оказалось, по делу этих ребятишек. Где-то их накрыли и мы видимо прошли по их записям. Но история, о которой вы говорите, была связана с деятельностью компании «ТТЛ». Пришли по рекомендации мамы Валеры Тодоровского Миры Григорьевны Тодоровской в один банк. Фильмы эти мы продали, отдали кредит банку. Но мы же по ходу стали брать кредиты на другие на следующие фильмы. А их мы брали, к сожалению, у разного рода физических лиц...

- Кстати, Ваш фильм «Чужая» как раз про тот период. У Вас что, ностальгия появилась?

- Нет, просто, появилась хорошая история.

- По количеству критики в ваш адрес «Чужая» уступает разве что сериалу «Школа»...

- При этом, за последние пару лет это — самые удачные наши фильмы. Я полагаю, что «Школа» - успешный проект и в творческом отношении, и в общественном, и в художественном. Да, рейтинг у этого сериала был небольшой, это правда. Но этот сериал, что называется, всколыхнул общество. Давно такого не было. Что-то похожее было разве что с сериалом «Бригада». Тогда обсуждали, этично ли делать сериалы про хороших бандитов. Но не у всех есть друзья бандиты и далеко не все сами бандиты. Все-таки это узкая прослойка наших сограждан. А со школой связаны все. Все учились в школе, у подавляющего большинства есть дети, родственники в школе и так далее. Школа – это институт, через который проходит каждый человек, и это не может не волновать. Поэтому тема и вызвала такой шум, интерес всех – от обычных зрителей до премьер-министра и патриарха…

- Как говорил Сальвадор Дали: «Главное, чтобы обо мне говорили, в худшем случае – хорошее»...

- Главное, как это отразится на проекте в целом и его экономической эффективности, которая измеряется в рейтингах. А хитом рейтингов этот сериал все равно не стал. Этого и не могло быть, поскольку на телевидении высокие рейтинги у развлечения. «Школа» – это не развлечение, это сериал, который заставляет работать. Зритель должен к нему как-то относиться, а не просто за пивом или за чаем вяло пережевывать, когда же найдутся потерянные сорок лет назад близнецы, ну или что-то в этом духе.

- Один из самых успешных ваших проектов — фильм «Питер FM»...

- Ну, «Питер FM» стал первым в новейшей истории фильмом в жанре романтической мелодрамы, которая стала популярна у зрителя. Фильм стоил миллион сто тысяч в производстве и собрал в прокате около 8 миллионов долларов (это с Украиной). То есть он действительно окупился, принес прибыль, был продан на телеканал СТС и так далее.

- После того, как Вы стали генеральным продюсером фестиваля «Кинотавр», что принципиально изменилось в этом проекте?

- Мы упразднили международный конкурс. Но не потому, что мы не любим зарубежное кино. А потому что на фестиваль зарубежных дебютных фильмов обычно присылают работы не очень. Да, там были дебюты Тыквера, были еще какие-то вещи, но тем не менее. Как говорят в таких случаях, мухи отдельно, мясо отдельно. Мы решили сосредоточиться на российском кино.

- Вы согласны с тем, что фестиваль только тогда становится фестивалем, когда любой его приз становится для фильма хоть какой-то гарантией его успеха в прокате?

- Нет, это не совсем так. Есть три фестиваля, любые награды которых... даже просто участие в которых уже поднимает кино и дает ему шанс быть увиденным, проданным и так далее. Это — Канн, Венеция и Берлин. Наш фильм «Вор», получив спецприз в Венеции в 1997 году, стал продаваться. Фильм получил дистрибьютеров, в том числе и в Штатах, он был замечен на «Оскаре».

- Сокуров сейчас плачется, что, несмотря на «Золотого льва», его «Фауста» ждет провал в прокате…

- Здесь, в России, это другой вопрос. Но фильм «Фауст» будет приобретен большинством стран мира за исключением маленьких. Его купят для проката и показа по телеку, даже можете не сомневаться. Это уже коммерчески успешный проект, я не сомневаюсь в этом нисколько. Тем более, нельзя забывать, что Сокуров снимал фильм целиком на фондовские деньги. У него бюджет был 8-10 миллионов. Можете себе представить?

- Ваши коллеги в подобных случаях говорят: «Я не против артхауса, но я против артхауса за 10 миллионов долларов»...

- Это совершенно бессмысленный разговор. Если фонд решает, что можно дать такие деньги, он имеет на это право. А в остальном я с логикой коллег я согласен. Если ты хочешь снять некоммерческое кино, имей ввиду, что тебе придется снимать в тяжелых условиях маленького бюджета. В общем, как говорил покойный Лев Александрович Кулиджанов: «И только это вас беспокоит?»

- Вы являетесь членом Ассоциации продюсеров кино и телевидения. Зачем вам все это нужно?

- Мне кажется, Ассоциация создана для того, чтобы выработать комплексную, долгосрочную программу функционирования кино- и телеиндустрии в нашей стране. Потому что никто другой этого делать не будет за нас. Выработка системы отношений с артистами – часть этой программы. В кино сейчас с любой профессией проблема, потому что люди — неадекватные. Компенсация за их труд и талант неадекватны этим самым труду и таланту, в большинстве случаев. Мы живем в эпоху дефицита профессионалов. У нас нет качественных костюмеров, гримеров. Осветительский и операторский цеха более-менее оснащены в силу того, что они все эти годы не простаивали, а снимали рекламу. Возникновение большого количества телепродукта в производстве – с одной стороны благо, потому что люди заняты, возникают какие-то новые имена. Но уровень-то задач, который приходится решать, оставляет желать лучшего. Художник по костюмам на сериале и художник по костюмам на «Фаусте» - это просто разные профессии. Задача Ассоциации — выстроить отношения с представителями всех кинопрофессий. Сегодня мы все «кусочничаем». Схватили кусочек пирога  и быстренько его жуем в уголке. А этого не должно быть. Но только не надо ждать, что Ассоциация все проблемы решит сегодня… Слишком много потеряно и надо очень много восстанавливать. Или не восстанавливать, а просто заново все создавать. Мы говорим, что девяностые были провалом. Но девяностые выросли из предыдущих десятилетий жизни советского кино и телевидения. А из чего может вырасти современное кино? Это надо все осознать и сформулировать. Если Ассоциация в течение следующих двух лет сможет хотя бы здоровую простынь этой программы сформулировать, аргументировано все выстроить, когда и как нужно начинать, заканчивать, что от кого требуется и так далее, то это будет очень хорошо. Это не значит, что сейчас надо всем замереть, затаиться в норке, нет. Если бы мы все затаились в 1990-е, то сейчас вообще ничего бы не было. А так — мы все-таки работали, снимали, и сейчас кто-то работает. Какие-то вещи при участии Ассоциации уже происходят. Например, борьба с интернет-пиратством. Ассоциация, телеканалы, по крайней мере, добились того, что все это сейчас подробно обсуждается, что созданы рабочие группы в Думе, и законодатели обратили свой взор на то, что у нас есть абсолютный правовой беспредел в этой сфере тоже. И поэтому мы рассчитываем, что в течение ближайших лет мы получим соответствующий закон. Это, конечно, не искоренит пиратство, оно всегда будет. Оно есть, было и будет везде, и на Западе оно есть, и у нас будет. Но люди в массе своей нормальные, законопослушные добропорядочные граждане, а не воры. А сегодня их фактически заставляют воровать, потому что когда я хочу почитать книжку в электронном виде или посмотреть фильм, то я не должен узнавать имею я на это право или нет. Я должен кликнуть «хочу посмотреть «Питер FM»», и мне должны предложить список, где я могу это посмотреть легально. Сегодня пока этого нет. Но, надеюсь, будет.

Контакты

119991, Россия, Москва, ул. Мосфильмовская, д.1

тел.: +7 (495) 937-71-92

факс: +7 (499) 143-90-21

Web: www.profitkino.ru

 

Фотогалерея