14.05.2012

Профессиональные гильдии призваны защищать права кинематографистов, оказывать помощь молодым, заботиться о ветеранах кино, обеспечивать юридическую поддержку при возникающих внутри индустрии конфликтах, содействовать повышению профессионального мастерства, формулировать интересы, задачи и нормы в профессии и служить площадкой для диалога. Что на самом деле происходит в российских киногильдиях и как к их деятельности относятся сами кинематографисты – об этом в нашей статье.

 Первые гильдии в России возникли в самом конце 80-х, и за двадцать лет не набрали нужного веса для активного влияния на процессы в киноиндустрии (кроме Гильдии продюсеров).  Когда о какой-либо сфере молчат – это значит, что либо все внутри нее хорошо, либо в ней ничего не происходит. В последний раз тема профсоюзов в кино поднималась в прессе ровно три года назад, когда раскололся Союз Кинематографистов, и начал свою деятельность новый альтернативный Киносоюз. Киносоюз, собрав на три дня продюсеров, режиссеров, прокатчиков и критиков, провел проектно-практическую конференцию, в которой один блок был полностью посвящен деятельности гильдий и профсоюзов.  В итоговом документе были обозначены болевые точки этого вопроса, идеальное видение ситуации, и предложены возможные пути решения проблем.

 ПРОБЛЕМЫ

 Солидарность

• осознание и формулировка профессиональных интересов;

• внутрикорпоративная ответственность.

Налаживание межпрофессионального диалога

• выявление взаимных интересов и конфликтов и способы их разрешения в

кинопроизводстве (прежде всего в гильдиях режиссеров и продюсеров) путем диалога;

• договоренность между гильдиями продюсеров и профсоюзами;

• наличие метапрофсоюзов (единая конфедерация профсоюзов работников кино (и

телевидения).

Профессионализм

• гарантия профессиональных навыков со стороны профсоюзов 

Законодательство

• законодательное обеспечение существования профсоюзов;

• законодательный статус работника в области кинематографии;

• работники творческих профессий.

 ИДЕАЛЬНОЕ ВИДЕНИЕ

• Гильдии должны состоять из действующих профессионалов;

• если за последние Х лет член профсоюза не занят в профессии - лишается права голоса;

• профессиональный кодекс и его принципы;

• нарушение договоренности - забастовки, бойкоты как следствие;

• профсоюз гарантирует юридическую защиту своих членов;

• гильдии ведут базу данных (кто что снял);

• члены гильдий получают доступ к общему коммуникативному пространству;

• срок деятельности в гильдии - подтверждение трудового стажа;

• привлечение молодежи;

• рассмотрение договора юристом до его подписания режиссером;

• создание вариантов типовых договоров для членов профсоюза;

• сбор информации о спросе и предложении услуг в области кинематографии;

• процент от заработка в качестве взноса

• конфликтная комиссия по урегулированию трудовых споров;

• совет председателей гильдий;

• создание профсоюзов на базе гильдий;

• в перспективе создание единого профсоюза работников кинематографа.

 РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ

Солидарность

• создание внутри каждой профессии (гильдии) инициативных групп, которые

сформулируют в виде меморандума общие интересы данной профессии и поставят

проблемы;

• выработка кодекса профессиональной солидарности;

Налаживание межпрофессионального диалога

• создание авторитетными представителями профессий (гильдий) комиссий по выработке

межпрофессиональных (межгильдийных) договоров;

• создание в перспективе конфедерации профсоюзных работников кинематографии

(КПРК).

Профессионализм

• каждая гильдия определяет количественные критерии приема в профсоюз;

• создание конфликтных комиссий для разбора спорных ситуаций (внутри гильдии и между

гильдиями);

• каждая гильдия обеспечивает юридическую поддержку членам гильдии.

Членские взносы

• каждый профсоюз определяет для себя размер размер фиксированных членских взносов.

Законодательство

• после создания КПРК формирование лобби в органах власти для продвижения интересов

российской кинематографии и подготовки соответствующей законодательной базы.

Мы спросили представителей разных профессий в кино, руководителей и рядовых членов гильдий на тему того,  что происходит с российскими киногильдиями, с какими проблемами они сталкиваются и какие шаги предпринимают:

 Михаил Кричман, оператор («Небо. Самолет. Девушка.», «Овсянки», «Елена» )

Я редко появляюсь на собраниях гильдии, потому что меня редко оповещают. В последний раз был два-три года назад. Мне сложно судить о деятельности гильдии, потому как не имею никакого представления о том, чем она должна заниматься, хоть и состою в ней. По поводу защиты прав могу вспомнить только, что в свое время в гильдии работала Татьяна Плахова и занималась правами операторов, с которыми там не очень хорошо поступили, и не безуспешно. Еще я знаю, что гильдия помогает операторам на пенсии. Мы платим 3 тысячи в год, что совсем немного для молодых операторов, тем более для того, чтобы помогать пожилым. 

Думаю, гильдии могли бы заниматься еще какими-то вещами по примеру иностранных объединений, тем, что предлагает IMAGO (Европейская федерация кинооператоров). Я встречался осенью с президентом федерации Найджелом Уолтерсом, и он рассказал массу интересных вещей. Он ждет постановки вопросов, которые нужно обсудить на форуме, ему нужен диалог и интересен опыт российских операторов. Чтобы унифицировать, сделать единым это пространство для операторов, самых разных статусов. И немцы, и австрийцы, и венгры и британцы – их законы, их гильдий смешиваются, они пользуются опытом друг друга. 

Летом Влад Опельянц затеял борьбу с переработками (когда съемки идут больше 12 часов), которые выполняет вся съемочная группа, кроме, например, режиссера, который получает гонорар. Вне зависимости от того, сколько ты работаешь, ты получаешь одни и те же деньги. Но речь тут не столько о деньгах, сколько о здоровье (известны смертные случаи, когда оператор ехал после 18-часов съемок и попадал в аварию, но это не только в России). Опельянц собрал нас, 15-20 операторов, и сказал «давайте это прекращать». И это был первый случай, когда мы собрались для того, чтобы обсудить какой-то вопрос, который нас волнует. Это было не на базе гильдии - мы просто встретились в кафе, и встречались еще в течение 2-3 месяцев, постоянно обсуждая. Речь шла о том, что агентство, например, нанимает продакшн, который три съемочных дня превращает в два, два в один – и так далее, изматывает съемочную группу круглосуточными съемками, тем самым зарабатывая на крови работников. Мы разработали некоторую схему, документ, описывающий ситуацию, при которой начинаются переработки и предлагающий решение проблемы. С этим документом мы пришли на встречу ведущих продюсеров. Поначалу они не хотели соглашаться, и мы долго переписывались, меняли что-то, но в итоге они согласились на новые условия. И вот сейчас, спустя полгода с тех пор как были приняты новые правила, ситуация улучшилась. Я  забыл, когда я в последний раз снимал круглые сутки.

Даниил Дондурей (киновед, социолог, главный редактор журнала «Искусство кино»)

В последние десять лет роль творческих организаций в целом, союзов сильно уменьшилась. Они занимаются двумя вещами: либо какими-то добавочными деньгами к пенсиям, либо хоронят своих членов, потому что средний возраст приближается к 70 годам. А так же демонстрируют взгляды своих руководителей. Конечно же, гильдии и союзы не занимаются политикой в кино, не представляют мнения профессионального сообщества, не являются партнерами Министерства культуры, как это было в 80-х. 

Гильдии не равнозначны. Наиболее влиятельные две гильдии – и обе одни продюсерские. Нет никакой кооперации в том смысле, что гильдия режиссеров будет коллективно думать о продюсерах, или гильдия продюсеров будет думать об операторах. Тотальная разобщенность. Каждый думает только о себе и ближайшем окружении. 

Движение должно начинаться снизу. На данный момент одна из проблем - это очень слабые или слишком занятые руководители гильдий. И ни у кого нет политического ресурса, какие есть у Сельянова и у Михалкова. 

Владислав Ряшин, продюсер («Остров ненужных людей», «Жизнь и приключения Мишки Япончика»)

Я числюсь в Гильдии продюсеров, но не появляюсь ни на каких собраниях. Мне кажется, что Ассоциация кино и телепродюсеров, в которую я так же вхожу, более эффективна. Потому как она объединяет в себе крупнейшие компании страны, и, соответственно, когда руководители этих компаний приходит на общее совещание, то происходит системный профессиональный разговор о различных проблемах. А гильдия, она объединяет физических лиц, которых огромное количество. И поэтому любые разговоры при участии этого огромного количества не очень конструктивны. Пару раз я был на общих собраниях гильдии, и мне это стало не очень интересно. 

Павел Бардин, режиссер («Россия 88», «Гоп-стоп»)

Ни один из профессиональных союзов в кино не выполняет своей основной функции - функции профсоюза. Киносоюз, насколько я вижу, больше занимается теорией, чем практикой. А гильдии во главе с Гильдией продюсеров сотрудничают с Союзом Кинематографистов, который является не конструктивным оппонентом власти, а ее придатком. Почему нужно быть оппонентом - понятно: у искусства кино и машины госпропаганды цели совпадают редко. Не секрет, что совершенно конкретные чиновники пользуются своим положением для получения откатов. Но творческие союзы только укрепляют связь коррумпированных чиновников и вороватых продюсеров. И дают возможность встроенным в систему продюсерам диктовать рынку свои правила игры.

Недавно в фэйсбуке в группе гильдии режиссеров были дебаты по поводу того, могут ли юристы, получающие деньги от СК защищать интересы режиссеров и вообще, возможно ли сотрудничество между гильдией и Союзом. Как только я выяснил, что это нормально, возможно, и все этим будут заниматься, то мне сразу перестало быть интересно участвовать в делах гильдии. А из СК я вышел еще года два назад. 

Насколько мне известно, осветители пытались создать свой профсоюз, пытались даже бастовать, чтобы не допустить падения цен на услуги своего цеха в 2008-м – в результате бунт был подавлен, были приглашены штрехбрейкерские бригады. Это было самое перспективное начинание в профсоюзном движении в области кино.

Эдуард Володарский, сценарист, президент Гильдии сценаристов («Мой друг Иван Лапшин», «Свой среди чужих, чужой среди своих») 

В первую испытываем недостаток в деньгах. Раньше основные деньги были от Департамента по кинематографии. До последнего времени мы проводили десятидневные семинары начинающих сценаристов, опытные сценаристы читали работы молодых, проходили мастер-классы, мы говорили в общем о состоянии нашего кино. И проходили эти семинары более-менее регулярно, молодым нравилось. Так же каждый год мы проводили конкурс на лучший сценарий, помимо денежного приза первый сценарий принимали к постановке. Сейчас из-за новых преобразований Фонда кино традиция нарушилась, и 3-4 миллионов рублей для того, чтобы провести конкурс, у нас нет. 

Мы так же должны помогать с лечением пожилых членов Гильдии, но, к сожалению, взносы платят очень плохо, около 70 процентов людей не делает этого. Самое поразительное, что не платят те, которые зарабатывают. Замкнутый круг получается – когда наши девушки звонят с напоминанием о том, что нужно заплатить взнос, в ответ доносится «А что мне дает Гильдия?», а когда нужна юридическая или финансовая помощь – сразу обращаются к нам. 

Американские, европейские гильдии существуют на взносы своих членов, взносы эти очень солидные, это проценты от заработка. И тогда сценаристы в полном праве требовать что-то в ответ, и защиты, и лечения. 

Андрон Кончаловский, режиссер («Романс о влюбленных», «Сибириада», «Одиссей»)

На данный момент идея копировать американскую тенденцию гильдий неправильна. Американцы дисциплинированы, и состоящие в гильдии люди платят  серьезные проценты от своих доходов в общую ее кассу. И если гильдия решила проводить какую-то политику, то ни один ее член не может эту политику нарушить. Если гильдия назначает забастовку, то начинается забастовка. С нашим отсутствием дисциплины и с небольшим количеством денег, которые зарабатывает кинематографист, сделать мощную, экономическую сильную гильдию, которая бы могла навязывать киноиндустрии свою волю, практически невозможно. Давайте еще не будем забывать, что в Америке вся кинематография синдикатирована. Все большие студии подписывают с союзом гильдий договор о том, что они, студии, обязуются часть бюджета, который они тратят на картину, передать гильдии. Это конфликтные, антагонистические отношения, которые курируются при помощи контракта. В российских реалиях, учитывая национальный характер, отсутствие дисциплины, пока что мы вряд ли сможем создать что-то такое.

Александр  Голобородько, актер, вице-президент Гильдии актеров («Битва за Москву», «Сталинград»)

Если говорить красиво, то гильдия сейчас находится в состоянии реорганизации, а если сказать некрасиво — то непонятно, в каком она состоянии. Раньше у нас была Гильдия кино  Советского Союза, которую возглавлял Жариков в 88 году. Она имела определенные цели и задачи, защищала права актеров, российских и из национальных республик, делала кинофестиваль «Созвездие» - единственный в мире актерский кинофестиваль. Существовала она, как всегда, бедно, на энтузиазме, взносы были минимальные. Что касается социальной помощи — помогали какие-то богатые люди, но потом им это стало невыгодно, и Гильдия перестала иметь какие-то средства. 

Потом в Союзе кинематографистов случился раскол, Гильдия существовала при Союзе, а потом СК решил ее не то чтобы упразднить, а разделить — оставить только тех, кто являлся членами СК, и назвать ее Гильдией актеров СК, это примерно человек 300 (половина). Предполагалось, что взносы будут выплачиваться в СК, а Гильдия получать отчисления. Но совершенно не понятно, что делать с той частью людей, которые не состоят в союзе. Ни там, ни там нет руководства. 

 Никто из молодых активных актеров не горит желанием общественной работы. Они думают, что никогда не будут старыми. А ведь старых членов очень много, мы пытаемся им помогать, защищать их интересы. Молодые снимаются, они слишком заняты — их невозможно собрать вместе, чтобы поговорить, обсудить какие-то проблемы. 

Мы не занимаемся политической деятельностью, поэтому и не имеем никакой помощи. Положение, на мой взгляд, трагическое. Может быть, я драматизирую, и наша деятельность вовсе не лишняя, но пока все в довольно запущенном состоянии. Мы собрали совет, хотим избрать президента, но никто не соглашается — нужно функционировать, нужно иметь программу, а программы этой ни у кого нет — нет даже государственной программы по творческим союзам. 

 Особенность ли это национального характера, или простое непонимание процессов, но пока людям довольно сложно проявлять солидарность. Нарушен диалог не только между гильдиями (он практически отсутствует),  есть большие трудности с коммуникацией и внутри каждой из них. А одна из важнейших задач реально, а не имитационно действующей гильдии – это всемерное обеспечение такого диалога. Противоречие состоит в том, что для реорганизации старых или создания новых гильдий необходима массовость, что практически недостижимо сейчас. Но, если учесть опыт операторов, о котором говорил Михаил Кричман, то становится очевидно, что для формулировки вопросов и решения каких-то насущных проблем вполне достаточно инициативной группы, состоящей из небольшого количества действующих профессионалов. Массовость же может создаться только тогда, когда появятся прозрачные, ясные правила игры в киноиндустрии. 

Источник