08.11.2012

В октябре Ассоциация продюсеров кино и телевидения, куда входит 23 крупных производителя кино и телеконтента, обнародовала монументальный сборник материалов о состоянии российской киноострасли «Панорама российской киноиндустрии». Месяц спустя (вчера днем) продюсеры собрали прессу, чтобы рассказать, чем занимается Ассоциация, и ответить на вопросы. КиноБизон оказался «в числе избранных» и рапортует об итогах мероприятии, цитируя двух из четырех заявленных в пресс-релизе встречи продюсеров — Владислава Ряшина и Сергея Сельянова. Анатолий Максимов и Юрий Сапронов до РИА Новостей не доехали. Апдейт мнений продюсерского объединения о своих проблемах и решениях в сфере образования, телевидения и интернет-пиратства — в тезисном репортаже КиноБизона.

 Собрание Ассоциации продюсеров кино и телевидения проходило в штаб-квартире РИА Новостей. Обстановка более чем неформальная — мягкие диваны, стол с закусками. Тем временем председатель Ассоциации Сергей Сельянов и сопредседатель Владислав Ряшин рассказывают о том, чего они пытаются добиться, и покорно отвечают на любые — в том числе, общеобразовательные — вопросы. Например, запросто объясняют, что такое показ телевизионного контента в интернете в режиме catch-up или что из себя представляет пресловутая 4 часть Гражданского кодекса. И подчеркивают, что это не пресс-конференция — формального новостного повода у собрания нет — просто своеобразный отчет о деятельности Ассоциации.

 Конечно, со стороны Ассоциации это просчитанный шаг (лучше мы сами все расскажем прессе, чем они себе напридумывают). И, конечно, разговор получился, на наш взгляд, поверхностным — за два с лишним часа удалось затронуть лишь несколько тем (интернет-пиратство, кинообразование, борьба с каналами за права на контент), тогда как огромное количество вопросов осталось без ответов. Тем не менее, подобная открытость для индустриального объединения — в любом случае, прецедент важный. Может, так следовало бы действовать и другим кинематографическим организациям, от которых добиться каких-либо комментариев и подробностей — подчас целое дело.

 Когда мы пытались разобраться в деятельности кинотеатрального объединения Киноальянс, нам бросилось в глаза, что каждый год из документа в документ кочуют одинаковые формулировки целей и задач, а никаких капитальных подвижек по многим вопросам вроде бы и нет. Сергей Сельянов начал свое выступление именно с того, что честно объявил: за последние полтора года круг задач Ассоциации продюсеров кино и телевидения в сущности не изменился — она продолжает заниматься лоббированием одних и тех же вопросов, потому что на их решение уходят «месяцы и годы».

«Государственная машина двигается медленно, и поэтому наши приоритетные темы не сильно меняются. К сожалению, так не получится, чтобы сегодня мы решили одну задачу, а завтра приступили к другой. Решение может занимать месяцы и годы. Наши приоритеты за последние полтора года — это кинообразование; законодательная активность; борьба с пиратством, а точнее — создание в интернете правил игры и условий для распространения легального контента; взаимоотношения с кинотеатрами и телеканалами».

 ИНТЕРНЕТ-ПИРАТСТВО: КОНЕЦ БЛИЗОК, НО КОГДА — ВОПРОС ХОРОШИЙ

 По мнению Сельянова, который не раз озвучивал жесткую позицию в отношении пиратства, «тот, кто не думает об интеллектуальной собственности, не думает о стране».

 Ужесточение законодательства в этой области — один из тех вопросов, обсуждение которых тянется не первый год. Обновить Гражданский кодекс, четвертая часть которого регулирует проблемы интеллектуальной собственности, в правительстве хотят давно — эту задачу предполагалось решить еще в прошлом году. Однако за этот сектор сражается конкурирующее лобби — IT-индустрия, которой борьба с пиратством откровенно невыгодна, поскольку за счет нелегального контента генерится огромный объем сетевого трафика. А вес представителей IT-индустрии, по словам Сельянова, гораздо выше, чем вес теле и-кинопроизводителей. Поэтому сколько еще времени уйдет на принятие поправок в Гражданский кодекс, неизвестно. Сельянов лишь выразил надежду, что «конец близок».

 «IT-индустрия неизмеримо более мощная отрасль, чем производство аудиовизуального контента, и лоббистские возможности у них больше. 70-80% трафика в сети — от аудиовизальной продукции. Они хотят денег, и пиратство им помогает. Мы пытаемся им объяснить, что через полгода-год после ужесточения законодательства объем трафика восстановится, плюс к этому они смогут получать дополнительную маржу за доставку и поиск легального контента. Им к тому же неохота возиться: бороться с пиратством — дело хлопотливое. Но пиратство — это преступление. Конечно, пиратство будет всегда. Мы лишь говорим о том, чтобы загнать его в определенные ниши».

 Что со своей стороны делает на этом поприще Ассоциация? Участвует в формировании поправок. По поручению Дмитрия Медведева рабочая группа к 1 ноября разработала сводный документ с предложениями по поправкам. Причем изначально в рабочей группе не было ни одного представителя правообладателей, и только благодаря усилиям Ассоциации, в комиссию удалось протолкнуть 2 человек со стороны правообладателей. Сейчас, по словам Сельянова, подготовлен «компромиссный документ», в котором удалось учесть позицию правообладателей и пролоббировать два пункта об ответственности провайдеров. Один из них, впрочем, таинственным образом исчез из уже утвержденного документа.

 Параллельно идет диалог относительно бизнес-модели в интернете с Минкомсвязи, которое склонно в большей степени поддерживать IT-индустрию, нежели правообладателей. Однако нынешнее руководство Минкомсвязи, по мнению Сельянова, «более способно к диалогу». Есть и хорошие новости. За последние годы в деле борьбы с интернет-пиратством у правообладателей появились союзники в лице легальных интернет-кинотеатров. По мнению Ряшина, социальные сети, которые на данный момент являются главными поставщиками пиратского контента, тоже только выиграют от легального сотрудничества, и в будущем мы придем к симбиозу интернета и телевидения — социальному ТВ.

«Возможность смотреть по ТВ контент в хорошем качестве, тут же обмениваясь мнениями в соцсетях и получая рекомендации, — это то самое социальное телевидение, которое уже просматривается на Западе».

 Кроме того, Интернет может выступать не только потребителем, но и заказчиком контента. Нынешний тренд — веб-сериалы, широко распространенные в США. Веб-сериалы есть и в рунете: например, ХрусTeam у кинотеатра Tvigle.ru. Переговоры о создании веб-сериала ведет и сам Сельянов. По прогнозам Ряшина, Рунет сможет подтянуть бюджеты, которые позволят создавать в поточных объемах качественный контент специально для интернета, к 2016 году.

 Объемы легального потребления тем временем растут. Один из успешных примеров — сериал ЛУНТИК студии «Мельница», который совершенно легально можно посмотреть на YouTube — количество просмотров суммарно приближается к миллиарду. Проблема пиратства, разумеется, остается актуальной и в секторе DVD (который, вопреки прогнозам о скорой смерти, стабилизировался), но «центр тяжести», по словам Сельянова, сейчас в интернете.
 Владислав Ряшин о том, что из себя представляет Рунет:

«В 1993 году я работал в запорожской телекомпании «Хортица». Сетка канала версталась следующим образом: на базаре покупались VHS-кассеты, а в пятницу вечером программная служба на свое разумение решала, что из купленного ставить эфир. Интернет сегодня — это та самая телекомпания «Хортица» начала моей карьеры. При этом ребята, которые занимаются интернетом, четко и хорошо понимают все тренды и тенденции. У них на столе лежит прогноз Price Waterhouse Coopers про развитие рекламного рынка в интернете, который к 2017-му году почти догонит телевидение. По рунету цифры гораздо меньше, но потенциал роста огромен, и это мы видим по себе. Если в прошлом году мы заключали сделки на catch up по несколько сотен долларов за серию, но на сегодняшний день цена может доходить до 3-4 тысяч за серию. При этом компании, которые приобретают права на catch up, сами находят ресурсы и технологии, чтобы мониторить сеть и закрывать доступ к нелегальным копиям продукта».

 ТЕЛЕВИДЕНИЕ: КОМУ ДОЛЖНЫ ПРИНАДЛЕЖАТЬ ПРАВА НА КОНТЕНТ?

 Говоря о взаимоотношениях с телевидением, Сельянов и Ряшин остановились на проблеме прав на контент: после кризиса наметилась тенденция, что телеканалы хотят получать 100% прав на продукт производителя. Естественно, продюсеру выгоднее отдавать права лишь на некоторое количество показов, чтобы потом сериал возвращался в библиотеку производителя и мог быть продан другому каналу. Но и каналам, по мнению Ассоциации, тоже выгоден подход с покупкой ограниченного количества прав, стоимость контента в таком случае ниже. Прямая аналогия — прокат: можно товар купить, а можно взять напрокат, и это будет гораздо дешевле.

«При такой схеме продюсер позволяет себе иметь минимальную рентабельность, иногда — нулевую, понимая, что за счет последующих продаж он компенсирует расходы. Таким образом за меньшую цену телеканал получает качественный продукт. Если же продюсер понимает, что права у него отбираются раз и навсегда, то он автоматически закладывает в цену рентабельность».

 Понятно, что у российских производителей есть определенные рычаги давления — в конце концов, сами каналы контент не производят. Но Сельянов считает, что конфронтационный путь ни к чему не приведет, а задача состоит в том, чтобы мирным путем выработать правила игры.

 Владислав Ряшин о схемах взаимодействия каналов и производителей контента:

"Примерно в половине случаев телеканал является сопродюсером продукта. В зависимости от того, на какой стадии заключается сделка и по какой цене, регулируется тот или иной перечень прав. Это либо количество показов, либо какая-то территория навсегда, либо весь мир навсегда, либо весь мир 50 на 50, либо все права у канала, а у компании роялти. Сейчас есть ряд разных схем, которые жизнь заставила извлечь из мирового опыта и применить на территории России, чтобы находить компромиссы. Арифметика проста. Чем больше прав забирает покупатель, тем дороже продукт».

Кстати, во многих странах — в том числе, США, Великобритании, Франции, Австралии — развита законодательная система регулирования взаимоотношений канала и производителя. Так, например, канал ВВС не может купить больше 50% прав на продукт.

 ОБРАЗОВАНИЕ: НУЖНЫ МЕНЕДЖЕРЫ

 Одна из «любимых» тем Сельянова — недостаток профессиональных кадров — была поднята кинопродюсером и на конференции. Проблема не только в том, что государственные ВУЗы не справляются с растущими потребностями киноиндустрии, для которой дюжина вгиковских сценаристов в год — капля в море. Проблема еще и в качестве обучения — в частности, в том, что большая часть времени в системе российского кинообразования уделяется теории, в то время как для кинематографиста главное — практика. «Нам интересно портфолио, а не диплом» — в один голос говорят Сельянов и Ряшин.

Сергей Сельянов о том, что кинообразованием, в сущности, некому заниматься:

«В области образования не хватает в первую очередь менеджеров. Можно пробовать разные формы обучения и сотрудничества, вот только людей, которые готовы этим заниматься, — очень мало. Потому что система образования мертвая, а денег в частном секторе нет. Если смотреть на образование как на бизнес, понятно, что никто за просто так ничего делать не будет. Даже если ты энтузиаст. Ведь нужны деньги хотя бы на оборудование и площадь».

 В этом году при поддержке Ассоциации продюсеров кино и телевидения открылась Московская школа кино (объединение входит в Попечительский совет МШК). Кроме того, совместно с Минкультом и Университетом Южной Калифорнии Ассоциация запустила летнюю сценарную школу при ВГИКе, которую в следующем году планируется вывести на двухгодичную основу. В ней точно будет сценарный факультет, а что касается других специальностей, то это будет зависеть от объема финансирования. Форма финансирования смешанная — участвует и Ассоциация, и Минкульт.

 Интересно, что учить в школе будут не только студентов, но и самих преподавателей. У Южнокалифорнийского университета есть отработанная методология — они сопровождают процесс обучения с помощью своих педагогов. Российские преподаватели будут сначала работать у них ассистентами, и лишь затем станут преподавать самостоятельно. Готовить преподавателей начнут уже в январе 2013-го.

 На сегодняшний день масса сомнительных школ и институтов учат студентов на кинематографистов, но толку от этого мало. Сергей Сельянов о том, как отделять зерна от плевел:

«Нам одной школы мало. Мы в самом начале модернизации кинообразования. Конечно, будет пена и шлак! Мы стараемся проводить свою экспертизу, и что касается нашей поддержки, мы стараемся ее обеспечить. Вообще сейчас 43 вуза различной направленности, в том числе и технических, которые имеют кафедры режиссуры и продюсирования — это никуда не годится. [...] Но если установится связь между школами и индустрией, это будет самый лучший фильтр. Потом мы сможем лицензировать школы, а вы уже будете решать — обращать или не обращать внимание на нашу экспертную оценку. Нужно время, опыта у всех немного».

Источник