14.12.2012

 Вице-президент Гильдии продюсеров России Сергей Сельянов оценил кинематографические тенденции последнего времени
«Новых версий, снятых по мотивам известных фильмов, очень много, они появлялись и раньше, не говоря уже об экранизациях одних и тех же произведений. Есть «Бесприданница» Якова Протазанова, а есть «Жестокий романс» Эльдара Рязанова. Можно ли в связи с этим говорить о дефиците идей? Можно. Но он есть всегда», – заметил газете ВЗГЛЯД продюсер Сергей Сельянов.
Российская ассоциация продюсеров впервые выпустила рейтинг отечественной индустрии кино и телевидения, в котором подведены самые важные итоги отрасли за осень 2012 года. На основании опроса, в котором участвовали представители 23 крупнейших продюсерских компаний России, названы лучшие телевизионные и кинематографические проекты, самые важные отраслевые события и наиболее заметные законодательные инициативы. Среди осенних кинопремьер самую высокую оценку продюсеров получили исторический фильм Андрея Прошкина «Орда» и картина Романа Прыгунова «Духлесс», снятая по одноименному роману Сергея Минаева.
Наиболее значимой телевизионной новинкой признан сериал Первого канала «Обратная сторона луны», появившийся в результате адаптации британского телепроекта «Жизнь на Марсе»; высоко оценены также вышедший на НТВ «Карпов», продолжающиеся на ТНТ «Интерны» и некоторые другие яркие компоненты осенней телепрограммы. Главным событием в жизни киносообщества по версии продюсеров стало утверждение новой концепции студии «Ленфильм»; соответственно, председатель совета директоров «Ленфильма» Эдуард Пичугин назван персоной осени. Среди законодательных новшеств продюсеры отметили прежде всего закон о штрафах, которые отныне будут грозить владельцам кинотеатров за сокрытие сведений о проданных билетах; много положительных отзывов получил также бурно обсуждаемый закон о защите детей от вредной информации.
Газета ВЗГЛЯД поговорила с председателем ассоциации продюсеров, одним из самых известных представителей российской киноиндустрии Сергеем Сельяновым, который объяснил предназначение такого рейтинга и прокомментировал текущие кинематографические тренды.
ВЗГЛЯД: В 2012 году появилось много различной информации, которая свидетельствует о том, что характерный для последних лет бум ремейков и сиквелов будет продолжаться и набирать силу: снимается сразу два фильма по мотивам «Кавказской пленницы», в конце декабря в прокат должна выйти осовремененная версия «Джентльменов удачи», объявлено о съемках нового «Человека-амфибии». Как бы вы оценили этот тренд?
Сергей Сельянов: Это естественный процесс, привычное явление во всей мировой кинематографии, а не только в нашей. Специально обсуждать тут нечего. Если получилось хорошо – значит, хорошо, а плохо – значит, плохо. Новых версий, снятых по мотивам известных фильмов, очень много, они часто появлялись и раньше, не говоря уже о разных экранизациях одних и тех же произведений. Есть, например, «Бесприданница» Якова Протазанова, а есть «Жестокий романс» Эльдара Рязанова, снятый по той же классической «Бесприданнице» Александра Островского. Я не историк кино, каких-то примеров с ходу не вспомню, но, повторяю, это обычное явление. Можно ли в связи с этим говорить о дефиците идей? Можно. Но он есть всегда. В Голливуде тоже дефицит идей. И вчера он был, и завтра будет, в том числе и у нас.
#{interviewcult}ВЗГЛЯД: И ремейки остаются одним из способов борьбы с ним?
С. С.: Конечно. Все зависит от качества. Кто же против того, чтобы дать новую жизнь тому или иному удавшемуся произведению? Тем более что оно от этого никуда не девается. Мы вправе сравнивать, вправе забраковать новое и продолжать смотреть старое – этой возможности у нас никто не отнимает. Рассматривая идею ремейка, продюсер всегда старается понять, жив ли еще оригинальный фильм или же он вызывает уважение и представляет исторический интерес, но уже не является актуальным (о последнем может свидетельствовать то, что его редко показывают по телевизору и т. д.). Это каждый продюсер решает сам. И, конечно, продюсеры, как и все остальные, тоже иногда ошибаются. Но в самом явлении нет ничего плохого. Если ремейк выглядит как простая эксплуатация оригинала, то это, конечно, неприятно для всех, кто любит наше кино. Но это, увы, тоже часть кинопроцесса, факт индустрии.
ВЗГЛЯД: Другой намечающийся тренд – привлечение в российское кино творческих и производственных ресурсов из-за рубежа, движение в сторону международной киноиндустрии. По-вашему, насколько это перспективно и действительно ли нам предстоит перейти на эти рельсы?
С. С.: Это такое же стандартное и обыденное явление в мировой практике, как и ремейки. В Европе делается исключительно большое количество совместных проектов, и мы, разумеется, тоже их делаем. Мотивов тут несколько. Первый – разделить риски. Разделение рисков с партнером, в данном случае зарубежным – обычный способ ведения бизнеса. Кино – бизнес рискованный. Второй мотив – проникновение на территории, которые для российского кино пока что почти закрыты, интеграция в мировой кинорынок. Копродукция с Европой дает фильму статус европейского, а при продвижении европейских фильмов действует определенная система поддержки и льгот. Один и тот же фильм будет иметь совершенно разные шансы в зависимости от того, сделан ли он только российским продюсером или, скажем, российским и немецким – во втором случае вероятность появления фильма на экранах Европы гораздо больше. И, наконец, третий мотив – он не последний, но все перечислять нет времени – заключается в том, что совместное производство иногда просто диктуется сюжетом фильма.
ВЗГЛЯД: Это всегда можно четко определить?
С. С.: Ну вот, скажем, у вас есть российский сценарий, но часть истории происходит в Париже. Вы, например, снимаете биографический фильм про Бунина, который, как известно, прожил вторую половину жизни во Франции. Скорее всего, эту вторую половину логично там и снимать, и логично попытаться привлечь зарубежного партнера. Так что данное направление, конечно, нужно развивать. Особенно в свете разделения рисков, о котором я уже сказал. Ведь что такое разделение рисков? Это привлечение инвестиций. А привлечение инвестиций куда бы то ни было – в нефтедобычу или в кинопроизводство – само по себе очень важно, при таком подходе можно сделать больше и лучше.
ВЗГЛЯД: Рейтинг индустрии кино и телевидения выпущен ассоциацией продюсеров в первый раз. В чем основной смысл этого документа и кому он адресован – профессиональному сообществу или широкой общественности?
С. С.: Учитывается и то, и другое. Профессионалу интересно знать мнение коллег. По каким-то вопросам у тебя может быть одно мнение, у коллег – другое. Сверять мнения полезно – может быть, ты был в чем-то неправ. Так или иначе, тут есть над чем подумать. Так что для профессионального сообщества важность документа бесспорна. Но и общественность, если ей это интересно, тоже может обратить внимание на рейтинг. Это такой своеобразный способ общения, обратной связи. Иногда представить подобное коллективное мнение проще, чем, скажем, встречаться на пресс-конференциях и т. д. Это мнение – индикатор тех процессов, которые сейчас происходят. На наш взгляд, точка зрения продюсеров должна быть донесена до общества. Тем более что эта точка зрения совокупная. Тут, как всегда, есть определенные минусы – порой отдельная личность точнее и ярче рассуждает обо всех этих делах. Но есть и плюс: коллективное мнение больше похоже на голос индустрии, чем те или иные частные высказывания.
ВЗГЛЯД: Отныне такие рейтинги планируется выпускать регулярно?
С. С.: Да, они будут выпускаться ежеквартально. Или даже не ежеквартально, а по временам года – это почти то же самое, но не совсем. Мы решили избрать более натуральный, человеческий подход: вот прошла, скажем, осень – подвели итоги, дальше будет зима – значит, следующий рейтинг появится в начале марта и так далее.
Кирилл Решетников

Источник