15.03.2013

 Глава «Амедиа» о том, какие западные сериалы приживаются у нас и что за подвиги совершают директора по кастингу В Москве 14 марта впервые вручили профессиональный приз в области телевизионного кино, учрежденный Ассоциацией продюсеров кино и телевидения. Сами организаторы подают его как «первую премию, основанную на оценке успешности телефильмов и телесериалов различного жанра с позиции бизнеса». «Пятница» поговорила с председателем правления ассоциации и членом жюри премии, президентом компании «Амедиа» Александром Акоповым.
- У бизнеса иные способы оценки успешности фильма, чем у зрителя?
- В любом деле есть то, что видно только участникам процесса. Никого из зрителей не интересуют трудности, с которыми мы сталкивались во время работы. А нас как раз это и интересует. Наша премия - это двойная оценка: мы принимаем в расчет и зрительский успех, и сложности во время создания фильма. Поэтому для меня три самые главные номинации - это режиссер по монтажу, продюсер по кастингу и ассистент режиссера. Например, в проекте «Глухарь» кастинг-директор совершил подвиг.
- В чем он заключался?
- Кастинг - это когда персонажа, прописанного в сценарии, сначала нужно вообразить как живого. Потом надо найти актера, для чего необходим свежий взгляд. Как Тихонова вообразить в другой роли после Штирлица? Или Анастасию Заворотнюк после «Моей прекрасной няни»? Опытный специалист по кастингу смотрит на актера как в первый раз. Затем: подобрал актера, но должен сложиться ансамбль. Если у вас по сценарию два капитана или два лейтенанта, то один должен быть толстый, другой худой, один брюнет, другой блондин, иначе зритель не различит. И наконец, у каждого из выбранных артистов есть расписание, в него нужно как-то вклиниться, все это организовать. И затем вогнать всю эту сложную конструкцию в рамки бюджета. Задача небанальная, и в «Глухаре» она была решена особенно хорошо. Или возьмем ассистента по реквизиту на «Анне Герман», который отлично сработал.
- А здесь в чем сложность?
- В советской эпохе. XIX век делать нетрудно, никто не помнит, как это было. Сложнее с воссозданием советского быта, тут любая ошибка бросается в глаза не только специалисту, но и зрителю. А задача в том, чтобы зритель сказал: «Вот такой же точно приемник стоял у моей бабушки».
- Откуда вообще взялась нынешняя страсть к воссозданию советского прошлого?
- Страна все время находится в попытке обозначить свою идентичность, отделить свое от чужого. Нужно определиться в отношении к советскому прошлому, чтобы появилось несоветское будущее. Думаю, эти попытки прекратятся еще не скоро. - Политика диктует вам повестку дня? - Я бы не сказал. Кем бы ни были Жуков или Фурцева, в центре все равно будет история любви. И главный вопрос, который зрители задают себе в связи с этими героями, это не то, хорошо ли они воевали или руководили, а то, понятны они, близки или нет. Можно ли к ним нормально относиться. И тут выясняется, что даже Брежнев был ничего.
- На нашем ТВ очень много адаптированных иностранных сериалов. Почему?
 - Есть идеи, которые хорошо ложатся на нашу почву, а есть большое количество интересных с профессиональной точки зрения сериалов, которые у нас не приживутся. - Например? - «Игра престолов». Великий сериал о политике, об истории. Но он сделан для тех, кто любит компьютерные путешествия по всяким волшебным королевствам, у нас это пока широким спросом не пользуется. Или «Ньюсрум» - сериал о том, как делаются новости. Там очень много того, что понятно только американцам. Но в целом поле для экспериментов широкое, когда смотришь на процесс, видишь тренды, на основе которых можно сделать что-то и для своей аудитории.
- А что у нас лучше идет?
- В оригинальном варианте - почти ничего. Поэтому копировать все равно нельзя, и даже адаптация не является гарантией похожести на оригинал. На выходе получается целиком русское кино, как «Обратная сторона Луны» например.
- Раньше к сериалам было снобистское отношение. А теперь над сериалами работают большие режиссеры. Что изменилось?
- Моя теория проста: сериалы в силу больших объемов гораздо сложнее, чем кино, поэтому за них не брались, их боялись. Роман ведь сложнее написать, чем рассказ. И поскольку это поведение надо было как-то оправдать, называли сериалы попсой.
- Вам мешает то, что сериалы не смотрят, а скачивают?
- Пока нет. Во-первых, когда человек хочет отдохнуть, комбинация «диван плюс большой экран» для него предпочтительнее, чем «стул плюс компьютер». Во-вторых, телевидение свежеет, и там у вас появляется больше шансов попасть на премьеру, чем если вы копаетесь в интернет-каталогах. Статистика показывает, что аудитория телевидения не падает, а растет. «Я перестал смотреть телевизор» - не более чем модные разговоры в очень узком кругу.
Беседовала Мария Божович

Источник