20.06.2013

В Россию приходит HBO. Это прорыв. Системная перемена, которая не может не сказаться на качестве локального продукта. С этого лета зрители могут смотреть фильмы HBO одновременно с американским релизом на канале "Амедиа Премиум" и через интернет-сервис Amediateka. Эксклюзивно для Variety Russia Ксения Болецкая поговорила с поставщиком новости, гендиректором "Амедиа" Александром Акоповым.

Александр, когда именно вы решили, чтонаступил момент привести HBO в Россию?

На рынке было очевидно, что рано или поздно HBO к нам придет. Мы сами хотели, чтобы в России было платное телевидение. Главная затея для "Амедиа" как производителя, конечно, не в том, чтобы транслировать здесь американские сериалы, а чтобы сделать русское платное телевидение. Поэтому мы начали считать проект по русскому платному телевидению. Сколько нужно, чтобы сделать российское HBO без американского контента, с сильными сериалами, которые рассчитаны на городскую занятую аудиторию, готовую проводить у телевизора не больше 4-5 часов в неделю? Посчитали - нужно $1,5 млрд на 5-6 лет для производства примерно 200 часов контента в год стоимостью $1 млн в час.

Никто, конечно, такие деньги из кармана вытащить был не готов?

Да. Поэтому нужно было найти уже готовый качественный контент и посмотреть, готов ли наш зритель за него платить. Если канал с таким контентом вызовет интерес у аудитории и через какое-то время выйдет в плюс, то тогда для него можно будет начинать снимать российский контент.

Получается, стратегически "Амедиа" делает оригинальный платный канал, а контент HBO – переходный период, трамплин к светлому будущему?

Примерно так. Но американские сериалы в нашем эфире, конечно же, останутся.

Что в вас вселяет уверенность, что качественные сериалы будут пользоваться популярностью в России и что вы сможете окупиться?

Вы знаете, телевидение сегодня выполняет роль кино. В 70–80 годы кино открывало новые темы, новых персонажей, ставило острые вопросы. Момент, когда кино шло в авангарде обсуждения каких-то социально-экономических или философских проблем, прошел. Потом был вакуум. Сейчас ситуация поменялась – в кинотеатрах мы видим аттракционы, в основном рассчитанные на публику не то чтобы невзыскательную, но молодую, которая пришла просто развлечься. Между тем люди по-прежнему продолжают задавать вопросы: где мы живем, кто мы такие, что происходит с семьей, с обществом и т.д. На эти вопросы отвечают сериалы, так происходит в США и постепенно докатывается до Европы.

Россия – страна с развитым кинематографом. И с большой аудиторией, которая требует ответов на вопросы, которая требует качественного развлечения, которая требует своего. И не будем забывать, что это в России живет 142 миллиона человек, а русскоязычное пространство гораздо больше. Экономическая основа существования нашего кино и телевидения есть, и она прочная. Никто не мешает нам иметь развитую кинокультуру, которая теперь будет жить в основном на домашнем экране. Давайте даже не будем называть это телевидением, а назовем это домашним экраном, потому что как это придет на домашний экран, мы не знаем. Оно может прийти через телевизор, через интернет, по сотовым сетям – или вообще на флешке приехать.

То есть сериалы нашему зрителю нужны и будут востребованы?

Я бы сказал несколько шире – не только сериалы, но и телевизионные фильмы. И необходимо сейчас это вырастить. На контенте HBO в том числе. Что в общем-то полностью повторяет процесс, который российские сериалы прошли за последние десять лет на обычных бесплатных каналах, когда начинали с зарубежного ."мыла".

Рассматривали ли вы другие телекомпании для сотрудничества – помимо HBO?

Сразу было ясно, что если это делать, то делать только с HBO. Это лучшее, что есть глобально.

И тогда три года назад Лен Блаватник пришел с HBO. Как проходили переговоры?

В HBO прекрасно понимали, что Россия – большая страна и им тут надо быть. Но сам способ выхода в условиях тотального пиратства был непонятен и до сих пор представляется довольно рискованным. Более того, таким же рискованным он представляется и для нас тоже. Но мы здесь живем, говорим на русском языке, у нас есть шанс кому-то что-то объяснить. Для большой американской компании это непонятная история. Дело ведь не только в том, что они тут могут быть неуспешными, это может нанести реальный вред их бренду. Поэтому они спокойно продавали свою продукцию (ту, которую можно было продать) на эфирные каналы, но не делали свой канал в России.

Почему переговоры заняли три года?

По этой же причине. Кроме того, у HBO много уникальных характеристик. Например, отношение к рекламе. Там даже на авторучке, которая лежит на столе у ведущего, не может быть ничего написано. Они очень трепетно относятся к тому, что зритель платит за их продукт прежде всего потому, что он без рекламы. Это один из их козырей. Почему 30 лет назад публика пошла к ним и начала смотреть их канал? Надо хорошо понимать, что собой представляет американское телевидение. И тогда, и сейчас. Там никого не смущают 12 минут рекламы в час (в России законом установлено ограничение в 8 минут в час. – Прим. Variety). И существенная часть рекламы – это местные ролики. Не те красивые многомиллионные ролики, где снимаются мировые звезды. Нет, это ролики местных банков или авторемонтных мастерских. И это весьма далеко от высокохудожественных творений, которые едут на каннские "Львы". Так что у американцев степень раздражения рекламой гораздо выше, чем у нас.

Убрав рекламу, HBO совершили подвиг по отношению ко всему мировому телевидению. И хотя я сам когда-то занимался рекламой и очень люблю эту индустрию, я мечтаю о времени, когда все телевидение станет платным. Но не таким дорогим, чтобы нельзя было за него платить.

Предполагалось, что HBO выйдет в Россию как полноценный канал под этим брендом. Почему этого не произошло?

У HBO не так много премьерного контента, всего 102 часа в год, даже вместе с библиотекой этого недостаточно, чтобы создать круглосуточный канал с сериалами. В эфире американского HBO много местных спортивных состязаний, покупать права на них для России нет смысла. Поэтому мы закупили шоу других платных американских каналов – Starz и Showtime. И запустили канал под брендом "Амедиа". Не будем забывать, наша конечная цель – сделать канал из собственных сериалов.

В июне-июле мы сможем посмотреть первые премьеры – новые серии "Настоящей крови" (True Blood) и "Службы новостей" (Newsroom) – с разницей буквально в минуту по сравнению со зрителями американского HBO. Верно?

Технология выглядит следующим образом. Вот выходят новые серии или вообще запускается новый сериал. Весь вопрос в том, за сколько времени до первого эфира к нам попала серия. Процесс дубляжа, озвучания требует времени – знакомства с сюжетом, персонажами, понимания стилистики подбора голосов. Если нам ее дали за час до американского эфира, мы, конечно, не успеем, если за неделю – все должно получиться. И в этом случае у нас есть право выпустить серию в эфир через минуту после выхода ее в США.

Мы надеемся, что никогда не будем опаздывать больше чем на сутки. В некоторых случаях мы будем делать титры на сутки, а потом пускать дублированную версию. В нашем интернет-сервисе Amediteka всегда можно будет найти и английскую, и русскую аудиодорожку, с английскими или русскими субтитрами – либо без. Современные технологии все это позволяют делать. Мы понимаем, что есть зрители, которые просто не могут терпеть, им нужно увидеть сразу. И такая оперативность – одно из наших преимуществ перед пиратами.

В России существует солидная база фанатов сериалов HBO, которые смотрят их пиратским образом в сети. При этом ни одному большому каналу не удались попытки собрать заметную долю на показах этих сериалов в эфире. Вы не боитесь оказаться в ситуации, когда у вас может и не получится вырастить из лояльной базы фанатов аудиторию, достаточную для платного канала?

Мы не рассчитываем на многомиллионную аудиторию. Мой любимый сериал "Newsroom", кажется, сделан исключительно для телевизионщиков или околомедийных людей. Мне кажется, нормальный человек не должен там понять ни слова. Да и в США эти сериалы не массовый продукт. Рекордные цифры для премьеры сериала HBO – 3 миллиона человек. Это 1% населения США. Но на это оно и есть платное телевидение. Оно может себе позволить делать вещи, которые интересует 1% населения.

Раз уж мы заговорили о специфичных продуктах HBO, то я лично готова снять шляпу перед переводчиком, который взялся за дубляж "Newsroom". Как вы это делаете?

Сначала работает переводчик, потом – редакторы, иногда, как в случае с "Newsroom", например, я лично еще раз что-то правлю. По некоторым проектам мы будем делать несколько вариантов русской озвучки. Ну вот как есть Шекспир в переводе Пастернака, Шекспир в перевода Маршака. "Newsroom" можно перевести так, чтобы он был максимально понятен людям, которые не работают на ТВ, или так, чтобы максимальное удовольствие получили те, кто имеет к этому отношение.

Например, фраза "меня приглашали на работу в Атланту". В контексте "Newsroom" это означает "меня приглашали на работу в CNN", в Атланте расположена штаб-квартира CNN. Американские зрители это понимают. Это как нашему зрителю скажи "меня приглашали на работу в "Останкино" – он поймет, что речь о Первом канале. Когда мы переводим нашему зрителю, я, конечно, настаиваю, чтобы переводили "меня приглашали на работу в CNN". Любой пурист скажет, что лучше так не делать.

Какие сериалы Showtime и Starz покажет "Амедиа Премиум"?

Ближайшие премьеры этих каналов: новый сезон "Magic City" от Starz – история противостояния гангстеров и легального бизнеса в Майами 60-х годов, с Ольгой Куриленко в одной из главных ролей, и новый сериал "Ray Donovan" от Showtime – история "специалиста по решению проблем миллионеров", отец которого (Джон Войт) неожиданно для героя освобождается из заключения.

Как будет устроена сетка канала?

В США большинство новых серий выходит в уик-энд. У нас с премьерами будет так же. В остальном это будет четырехчасовой повторяющийся блок. То есть выходит новая серия – и потом на неделе ее повторяем в разное время суток. И конечно, в любое время новые серии можно будет посмотреть через наш интернет-сервис. Хотя и там не будет так, что все можно будет посмотреть всегда. Для интернета работает такая волновая схема – то есть "Game of Thrones" полгода доступен, а потом на полгода исчезает и затем появляется снова.

Как вы убедите людей, что не надо качать у пиратов, а надо заплатить 299 рублей за Amediateka? Чем вы лучше?

Всем. Мы будем быстрее выходить, у нас ответственные и качественные переводы. У нас лучше выбор – пираты даже не слышали о тех вещах, которые мы предложим. Плюс дополнительные сервисы – так называемый второй экран для рекомендаций и общения. Мы отвечаем за то, что вы получите сериал в хорошем качестве. Этим мы отличаемся от пиратов, которым все равно, поймали вы там, не поймали, квадратики у вас на экране или что-то еще.

Есть еще второй фактор – есть огромное количество людей, которым просто противно покупать фальшивку Chanel или Zara на рынке, и они идут и платят за фирменную сумку, хотя внешне сумки выглядят практически одинаково. Через неделю эта сумка, купленная на рынке, порвется. Вот так же и у нас. Люди поймут, что у пиратов что-то не так. А что не так, не важно – общее ощущение. Противно.

Это, конечно, убедит не всех. Но последние три года, когда мы стали заниматься этой проблемой, мы только и слышали: если бы это можно было найти в России легально, то мы бы не ходили к пиратам. Вот сейчас мы и проверим правдивость этих утверждений. Мы говорили, что приведем сюда лучшие сериалы легально, и мы это сделали. Теперь слово за аудиторией.

Полную версию интервью с Александром Акоповым читайте в июньском номере Variety Russia

 

Фотогалерея