18.11.2013

В последнее время Роскомнадзор приступил к активному регулированию российского интернета. Деятельность чиновников вызывает недовольство представителей интернет-площадок, которые ведомство блокировало в рамках резонансных законов о защите детей от вредной информации и противодействии пиратству. Руководитель Роскомнадзора АЛЕКСАНДР ЖАРОВ в интервью "Ъ" заверил, что проблемы с немотивированной блокировкой сайтов преувеличены, а также анонсировал введение процедуры досудебного решения споров между правообладателями и распространителями контента в интернете.

<…>

— 1 августа вступил в силу антипиратский закон, не менее резонансный, чем закон о защите детей от вредной информации. Насколько успешно антипиратский закон внедряется на практике?

— Этот документ принципиально отличается от 139-го закона и от темы экстремизма. Тут есть правообладатель, который недополучает деньги за свой контент, и есть интернет-площадка, которая, распространяя чужой контент, на этом зарабатывает. Когда законопроект проходил чтения в Госдуме, мы начали активные консультации с правообладателями и площадками. Оказалось, что правообладатели — люди достаточно компетентные в этом вопросе. У них еще до вступления закона были исчерпывающие списки тех интернет-ресурсов, которые размещают нелегальный контент. И это нам сильно помогло. То есть у нас было понимание, с кем мы будем иметь дело. Тут возник вопрос крупных площадок, прежде всего сети "В контакте" с ее 40-миллионной суточной аудиторией. Мы с правообладателями эту тему обсудили и пришли к выводу, что с крупными площадками нужно вступать в диалог. Жизнь показала, что большинство из них готовы удалять незаконный контент. Остальных, у кого количество уникальных посетителей исчисляется тысячами человек, мы начали блокировать. На данном этапе заблокировано по обращению правообладателей десять файлообменников и трекеров. Было два судебных разбирательства. Ряд площадок активно удаляет незаконный контент, обеспечительные меры снимаются.

Все страхи по поводу того, что зона рунета будет полностью заблокирована, не оправдались. Правообладатели уже сейчас нам говорят, что ощущают приток денег. Не буду называть конкретных имен, но один правообладатель констатировал, что у него доходы от скачивания легального видео увеличились на 6%, другой — на 7%. У нас есть договоренность, что они назовут цифры по итогам 2013 года, и мы эти данные обязательно опубликуем.

— Складывается впечатление, что когда антипиратский закон принимался, доминировало желание защитить правообладателей. Сейчас маятник качнулся в другую сторону: на Старую площадь, в администрацию президента позвали представителей интернет-компаний и пытаются закон поправить с учетом уже их интересов. Это так?

— На совещания к Радию Хабирову (замруководителя управления внутренней политики Кремля, возглавивший в сентябре рабочую группу по законодательному регулированию рунета.— "Ъ") ходят все: и интернет-компании, и правообладатели. И работа, кажется, построена правильно. Очень надеюсь, что до конца года мы подпишем меморандум о досудебном взаимодействии между правообладателями и основными площадками. Вообще, в результате появления антипиратского закона стороны, которые раньше находились по разные стороны баррикад, наконец-то услышали друг друга. Интернет-площадки поняли, что правообладатели теряют деньги, а те осознали, что основные интернет-компании стремятся не к тому, чтобы украсть фильмы, а к тому, чтобы монетизировать присутствие контента на своих площадках, и готовы делить доход с правообладателями. Им теперь надо договориться, сколько на первом этапе должен интернет-ресурс платить правообладателю. На Западе этот путь давно пройден: крупные площадки сначала платили небольшие деньги, а по мере роста доходов процент увеличивался. Когда меморандум будет подписан, это, как мне кажется, будет очень хорошим примером и для остальных сегментов авторского права — музыки, фотографии, программного обеспечения, литературы. Тем более что пиратства в отношении такого контента значительно меньше, чем в отношении видео. <…>

Полный текст интервью