04.04.2015

3-го апреля газета «Ведомости» провела конференцию «Индустрия кино. Актуальные проблемы и тенденции развития российского кинобизнеса». В повестке дня, среди прочего, стоял вопрос «Как победить пиратство?», участники дискуссии высказали своё мнение о будущем цифрового контента и озвучили свои ожидания, связанные с новой редакцией антипиратского закона.

В очередной раз досталось и так называемой «глобальной лицензии», суть которой, напомним, сводится к тому, что к счёту каждого пользователя сети прибавится 25 рублей в месяц (проезд в маршрутке дороже стоит) — зато качать можно будет всё, что угодно, без опасения какого-либо за это наказания. Сейчас, конечно, эти опасения тоже довольно условны — что как раз даёт мотивацию заинтересованным лицам усилить свои действия, направленные на то, чтобы искоренить пиратство вовсе. Получается, что условный «интернет-канат» тянут в разные стороны: Минкульт — в одну, продюсеры — в другую.

Один из лидеров борьбы с сетевым пиратством, президент «Амедиа» Александр Акопов, сравнивает «глобальную лицензию» не иначе как с ядерной бомбой:

Это опасность не только для интернет-сегмента. Если эта история, не дай бог, каким-то образом воплотится в реальность, это опасность и для существующего телевидения, и для существующего кинорынка одновременно. Это не просто ядерная бомба в интернете. Почему? Потому что как бы мы не говорили о разгуле пиратства, тем не менее, люди всё-таки боятся в массовом масштабе выкладывать что-то в интернет. Они понимают, что это нехорошо, наверное, и так далее. Понятно, что есть люди, которые этим занимались и всегда будут заниматься, но всё-таки в массовом масштабе население понимает: что — закон, а что — вне закона. Вот эта глобальная лицензия может отменить закон вообще. Это было бы катастрофой. А Министерство культуры это явно не понимает, и те люди, которые это поддерживают, не понимают этого тоже. И опасность не миновала.

При этом Акопов признаёт, что в интернете (по сравнению с другими источниками финансирования индустрии) денег нет — и не будет ещё лет десять. И для сравнения приводит такие цифры: с телевидения в кино возвращается порядка пяти миллиардов долларов («без кризисных поправок»), кинопрокат даёт в общей сложности миллиард…

Деньги из интернета на этом фоне — вообще ничего. Просто ноль. Все существующие площадки заработали, может быть, 30 миллионов долларов в прошлом году.

Однако подобный пессимизм разделяют не все коллеги Акопова. Генеральный директор «Роскино» Екатерина Мцитуридзе напоминает, что американский онлайн-кинотеатр «Hulu» существует всего четыре года, в то время как крупнейшие киностудии — уже целую сотню лет. И вот если иметь это в виду, то темпы роста сервиса впечатляют. К тому же Мцитуридзе приводит такой пример: российский «Шпион», проданный для показа на «Hulu» уже без малого три года назад, до сих пор получает оттуда отдачу: по итогам последнего квартала на счёт фильма «капнуло» ещё 20 тысяч долларов. Вроде бы «мелочь» — а приятно.

Генеральный директор «СТВ» Сергей Сельянов убеждён, что выгоду можно иметь и в рунете, главное — постоянно «держать руку на пульсе». Успешный проект (а у Сельянова есть и «Лунтик», и «Три богатыря») вполне может вернуть через платные интернет-ресурсы до 10% бюджета — а это вовсе немало, к тому же цифры просмотров определённо растут. Тут просто важно понимать, что «дистрибьюция — в частности, в YouTube, и вообще в интернете — более сложное дело, чем производство контента».

Акопов согласен, что десять процентов для конкретного фильма — это большая цифра, но всё равно не спешит радоваться, так как при общих размерах рынка она в любом случае остаётся маленькой: «Самостоятельным источником финансирования каких-то процессов это ещё долго не станет».

Возвращаясь к теме пиратства, Александр Акопов отмечает, что подвижки в деле борьбы с пиратами есть.

Мы ожидаем следующего серьёзного шага после 1-го мая, когда вступят в силу новые изменения в законодательстве и можно будет быстро закрывать сайты, которые нарушают закон. Мы надеемся, что к середине года из рунета исчезнут известные пиратские сайты. В принципе, закон позволяет избавиться от всех хорошо известных пиратских площадок, и пираты будут вынуждены создавать каждый раз новые под каждое кино.

Выражая надежду, что через какое-то время сетевое пространство будет очищено и пиратство будет окончательно побеждено, на настоящий момент Акопов видит своими следующими главными противниками поисковики «Google» и «Яндекс», которые «сегодня продолжают оставаться главными пособниками пиратов».

Сергей Сельянов также считает, что новая редакция антипиратского закона нанесёт по пиратству ещё один удар, и также отмечает:

В разрез с принятием этого закона идёт инициатива, связанная с глобальной лицензией, которая легализует пиратство в интернете и делает всех, кто ворует, вроде бы честными и прекрасными. И тех, кто потребляет ворованное, — тоже честными и прекрасными. Это ещё один пример отсутствия диалога — в данном случае, с Министерством культуры у сообщества правообладателей, продюсеров. Потому что Минкульт разработал этот закон, обсудив его в узком кругу такого домашнего общественного совета, проигнорировав мнение, скажем, Ассоциации продюсеров кино и телевидения, которую присутствующие здесь продюсеры представляют. Это ещё один пример, повторяю, такого вот неправильного, с нашей точки зрения, администрирования в зоне наших с вами интересов.

Переводя это на язык «обычного пользователя», получится, что мы в любом случае рано или поздно заплатим. И если продюсерам не нравится идея с 25-тью рублями — стало быть, они намерены получить с каждого в разы больше.

Источник